Братья Нобели начали свой путь в Оренбургской губернии

Вряд ли кто из нынешних больших ученых, писателей и прочей интеллектуально-творческой элиты не мечтает стать нобелевским лауреатом, и вряд ли кто из мировых знаменитостей подозревает о том, какое значение в благородном деле Альфреда Нобеля сыграла далекая от столиц Оренбургская губерния.

Все началось, когда изобретателя, архитектора, предпринимателя из Швеции судьба и финансовые интересы занесли на российские просторы. Помимо многочисленных талантов Эммануэль Нобель имел четверых сыновей. Старший – Эмиль погиб совсем молодым, 28 лет от роду, при испытании взрывчатых веществ. Альфред стал гениальным ученым и основателем Нобелевского фонда. Третьему сыну – Роберту суждено было стать основоположником российской нефтяной промышленности, равно как и младшему Людвигу, всецело посвятившему себя России и осуществлению на своей второй Родине грандиозного нефтяного проекта.

Именно Людвиг в 1879 году при помощи капиталов отца и братьев утвердил «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель», или, «Бранобель». Введя самую совершенную по тем временам технологию и намного удешевив производство, он объединил добычу, хранение, переработку, транспортировку и продажу нефти и нефтепродуктов.

Если бы предприимчивые шведы Нобели не вложили так удачно деньги в самую перспективную отрасль российской экономики, вряд ли бы у Альфреда нашлись деньги для учреждения самой престижной премии в мире. А если бы Альфреду не пришла в голову благородная идея – награждать лучшие умы планеты ежегодной премией, то вряд ли до нас дошло имя талантливых предпринимателей Нобелей. Как бы то ни было, но именно российские нефтерубли, заработанные «Бранобелем», стали основой самой знаменитой премии всех времен и народов. Заслуги братьев Нобель отвечал еще Дмитрий Иванович Менделеев:

«Компания обзавелась многими прекрасными паровыми нефтяными судами на Каспийском море и наливными баржами на Волге, устроила громадные хранилища для нефти и нефтяных остатков, как в самом Баку, так и по всей России, начиная от Царицына до Петербурга, завела свои наливные железнодорожные вагоны-цистерны и учредила в мировых масштабах вывоз русского керосина за границу».

В конце 19 столетия нефтепродуктами в Оренбурге торговали исключительно мелкие лавочники. А самым популярным веществом, как для освещения помещения, так и для обогрева, был керосин. Народ не представлял жизни без этого горюющего материала. Керосин покупала деревня и степь киргизская. Однако техника безопасности в те времена оставляла желать лучшего. Керосин хранили в деревянных бочках, склады устраивали где попало, а посему несчастные случаи были обычным явлением. Изменить положение дел взялся оренбургский купец Никифор Прокофьевич Савинков. 15 октября 1884 года он обратился в городскую управу со следующей инициативой:

«Так как освещение и отопление в человеческой жизни составляет весьма важное значение в экономическом отношении, и благодаря науке, способы освещения во всех видах сведены в настоящее время к значительному удешевлению, то я, Савинков, желая эти способы распространить в Оренбурге и Оренбургском крае на более рациональных и широких началах, намерен устроить собственные вагоны-цистерны».

Особо первой гильдии купец нажимал на тот факт, что помимо удешевления, эти цистерны совершенно пожаробезопасны. Городские чиновники вняли убедительным доводам господина Савинкова и выделили ему участок земли в 1450 кв. сажень, с правом аренды на 24 года, но с условием, чтобы кроме сооружений, необходимых для склада нефти, никаких других складов и торгово-промышленных заведений купец не устраивал. Так в губернском центре появился первый цивилизованный склад нефтепродуктов. Кстати, Никифор Прокофьевич Савинков был лично знаком с Людвигом Нобелем. Осенью 1887 года, когда цены за керосин в Оренбурге резко возросли, один горожанин умолял знаменитого нефтеторговца:

«Господин Савинков! Смилуйтесь над бедняками и спустите цену до прошлогодних размеров. Конкуренции вам нет и господин Нобель вам приятель. А за вашу умеренность опять польются вам благословения и благодарности, особенно если вы объявите ваши «наливные цены» для того, чтобы маленькие лавочки не смели обирать нас».

Весной 1892 года открылась контора товарищества нефтяного производства братьев Нобель для приема заказов на керосин, нефть и прочие горючие вещества. А уже в 1897 доверенный товарищества «Бранобель» Иосиф Александрович Баранов обратился в городскую управу с ходатайством об отводе участка земли в размере 600 кв. сажень под устройство нефтяных складов. Громкое имя иностранных предпринимателей и явный финансовый интерес нашли отклик в расчетливых душах оренбургских чиновников. Они выделили этот участок с правом аренды на 12 лет и с условием своевременной платы по 50 копеек за каждую кв. сажень. Нобели взялись за покорение Оренбургского рынка со свойственным им размахом. Вскоре «Оренбургские губернские ведомости», буквально захлебываясь от восторга, писали, что «проект на керосиновый склад фирмы «Нобель», рассчитанный на 25 пудов керосина, наконец, утвержден».

От склада планировалось проложить нефтепровод к запасному пути, где должны были располагаться вагоны-цистерны с керосином, который обещали перекачать посредством насоса. С введением этого ноу-хау, корреспондент газеты прогнозировал значительное удешевление керосина. Спустя всего пару месяцев, самые оптимистические прогнозы начали сбываться. Технический осмотр новоиспеченного склада «Бранобель» подтвердил его пригодность к эксплуатации. Новое предприятие еще до открытия вызвало понижение цен на керосин с 1 рубль 60 копеек до 1 рубля 20 копеек за пуд. Фирмой Нобелей планировалось отпускать керосин вообще по бросой цене – 1 рубль 10 копеек за пуд. Так началось взаимовыгодное сотрудничество знаменитого товарищества « Бранобель» с губернским начальством и непосредственно с оренбуржцами.

В начале 1898 года «склад товарищества братьев Нобель в Оренбурге близ скотобойни и вокзала открыл оптовую и розничную торговлю керосином, минеральными маслами и мазутом». Весной в ходе жестокой конкуренции оренбургский склад «Бранобеля» выиграл торги на поставку нефтяных остатков для отопления паровых котлов на городской водокачке и электрической станции. Интересы олигархов чудесным образом вновь совпали с интересами города, и оренбургские депутаты к уже сданным в аренду 600 саженям добавили еще столько же «под устройство помещения для керосина, нефти и минеральных масел».

Но даже такие столпы, я бы сказала, монстры нефтяного бизнеса, как Нобели, не всегда побеждали в конкурентной борьбе смекалистых оренбургских предпринимателей. На рубеже 19-20 веков в ходе торгов на поставку керосина для освещения улиц, никто иной, как первой гильдии купец Никифор Прокофьевич Савинков часто выигрывал у представительства компании «Братья Нобель», соглашаясь отпускать керосин на одну копейку дешевле. Но любознательные и предприимчивые шведы решили не ограничиваться только торговлей, и в начале 20 столетия снарядили экспедицию на поиски нефти в Оренбургские степи. В районе деревни Камышла, около Бугуруслана, начались буровые работы. И потекли нефтерублики в широкий карман семейства Нобелей, от щедрот одного из членов которого – Альфреда и появилась самая престижная и самая знаменитая премия всех времен и народов. А у нас с вами теперь есть вполне реальный повод ощутить некоторую причастность к лучшим умам человечества.

В материале использованы документы Оренбургского областного архива.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о