«Говорим по делу»: археологу нужно все

В чем смысл дисциплины «Археология» и кто он, представитель этой профессии? Как практику проходят студенты исторического факультета? Какая связь между раскопками и съемками фильма «Сарматы»? Об этом и многом другом в рамках проекта «Говорим по делу» рассказала Лидия Купцова, заведующая учебной археологической лабораторией ОГПУ.

Эксперты во всем

– Что это за человек – археолог?

– Это в первую очередь полиспециалист. Чтобы быть археологом, нужно быть специалистом во многих областях знаний: в сфере истории, географии, почвоведения, работать в разных компьютерных программах, знать математику и геометрию. Многие думают: вот пойду учиться на исторический факультет, зачем мне эта алгебра… А когда поступают к нам, идут в экспедицию, тогда уже и наступает понимание, зачем это все требуется. Археологу пригодится все: и биология, и физика, и география. Я не скажу, что я во всем этом прекрасно разбираюсь. Но каждый год мы читаем новую литературу, переобучаемся, ездим обмениваться опытом. Археология – это такая наука, которая совместила в себе кучу различных знаний.

– Какие находки являются уникальными?

– Я не люблю слово «уникальный». Что, если все найденные во время раскопок вещи – уникальные? Весь смысл археологии в том, что должна быть статистика. Но интересные вещи также присутствуют.

Труд и романтика

– Где у студентов проходит археологическая практика?

– Ежегодная практика – в июле, ребята заканчивают обучение в июне, и сразу после того, как они сдают сессию, мы выезжаем. Обязательную практику проходят студенты-первокурсники, а студенты старших курсов, кто уже выбрал для себя путь археолога, будет писать курсовую работу, диплом по археологии, тоже с нами ездят. Поэтому в археологической экспедиции участвуют студенты разных курсов. В этом году у нас было две экспедиции. Одна в Ташле – это были охранно-спасательные археологические раскопки, так как село расширяется и под застройку попадает курганный могильник. И чтобы людям беспрепятственно можно было возводить там жилье, мы договариваемся с администрацией района и этот могильник изучаем. Три кургана мы изучили в этом году, еще три будем изучать в 2020 году. На территории Ташлинского района в курганах обнаружили погребения эпохи раннего бронзового века и погребения эпохи поздней бронзы.

Работа идет. Фото археологической лаборатории

Еще один отряд работал в Саракташском районе на курганном могильнике у села Андреевка. Здесь у нас первый такой опыт, потому что работали мы для съемок художественного фильма «Сарматы», режиссером которого является Александр Прошкин. К нам обратились, чтобы для антуража мы сделали настоящие археологические раскопки. Совместно выбрали памятник, который бы устроил и их, и нас. Нас – с научной точки зрения, а их – с точки зрения ландшафта, пейзажа, всего того, что нужно, чтобы снять кино. И мы выбрали вот этот курганный могильник села Андреевка. Там было три кургана, два из них было насыпано в эпоху Золотой Орды, а один – в эпоху раннего железного века. Курган золотоордынской эпохи дал нам интересный материал. Мы нашли женщину с зеркалом. Зеркало небольшое, китайское, на нем изображен дракон. Аналогий в Волго-Уральском регионе мы пока не отыскали, еще будем смотреть литературу, но пока нам кажется, что их нет. Также в одном из курганов погребения не было, был так называемый кенотаф – вещи лежали, а костяка самого нет. Там был меч, крепления для колчана и наконечники стрел.

– Что происходит дальше с находками? Где они хранятся?

– В течение года пишем отчет в отдел полевых исследований в Москву. Все эти находки отписываем, отрисовываем, фотографируем. Потом мы их актируем и передаем в музей. Наш университет имеет свой археологический музей и право хранения археологических находок. Целые объекты, то же самое зеркало, экспонируются, у нас создаются выставки – как постоянные, так и временные. Любой желающий может прийти к нам и увидеть эти находки. Также в феврале у нас проводится Ночь науки, за время мероприятия бывает около пяти лекций по археологии – по предметам из музея.

– Что обычно вызывает наибольший интерес?

– Какие-то металлические вещи. Все обычно спрашивают, а сколько нашли золота. И сразу отвечаю на этот главный вопрос: золота находим не так много и сразу передаем его в краеведческий музей, потому что там более приемлемые условия для хранения драгоценных металлов. Но интересные вещи не обязательно должны быть золотыми. Есть сосуды с интересными орнаментами, к примеру, в 2016 году мы проводили раскопки у села Каменка Сорочинского городского округа. И там в женском погребении нашли челюстно-лицевую подвеску – украшение, которое свидетельствует о высоком статусе погребенной. Эта подвеска состоит из нескольких рядов нанизанного, скорее всего, на конский волос бисера. На этот пояс из бисера уложены семь блях, и на каждой отчеканен орнамент, который не повторяется. Орнамент имеет символы воды, земли, – возможно, это была служительница культа плодородия. Очень интересная находка, одна из моих любимых. Также у нас хранится кираса из пятого Бердянского курганного могильника, он находится недалеко под Оренбургом. Передняя часть кирасы в краеведческом музее, а задняя очень долго во фрагментах лежала у нас в запасниках, и в прошлом году к нам приехали реставраторы из Ростова, которые профессионально занимаются восстановлением предметов вооружения и доспехов. Мы считали, что это никак не восстановить, но когда они увидели эти фрагменты, забрали кирасу у нас, и примерно около 8 месяцев ушло на восстановление.

Это запретное слово «дождь»

– У спортсменов есть приметы перед игрой, а есть ли какие-нибудь суеверия или приметы у археологов?

– Конечно. Мы же изучаем в основном древнюю культуру. Так, нельзя ни в каком виде произносить слово «дождь». Потому что считается, что если часто произносить это слово, то он пойдет. А дождь очень сильно мешает работе, для аграриев осадки летом – это хорошо, а для археологов – плохо. Еще есть такая примета, что когда мы расчищаем погребение какого-нибудь знатного человека, обязательно портится погода. На самом деле археологи не верят в проклятья, просто если мы вскрываем могилу и портится погода, значит, там точно будет что-то очень интересное – чаще всего так и выходит.

– У вас очень интересно проходят посвящения…

– Чтобы ребята-первокурсники почувствовали себя полноценными членами команды, мы проводим такое шуточное посвящение в археологи, стараемся воссоздать обычаи глубокой древности. Конечно, все происходит в игровой форме, первокурсникам это очень нравится, потому что две недели они трудились, а это очень тяжелый физический труд, и в конце – такое веселое посвящение с играми, ритуалами и обрядами, а после всего этого вкусный ужин. Таким образом они вливаются в коллектив и потом говорят, что в следующий раз поедут только для того, чтобы посвящать первокурсников.

– А вот те артефакты, которые вы находите, – их используют в процессе занятий, семинарах?

– У нас есть учебно-методический кабинет по археологии, и когда у ребят-первокурсников идет курс по этому предмету, их приводят в этот кабинет, и не один раз. Когда они изучают какую-нибудь эпоху, идут в этот кабинет, берут какую-нибудь вещь той эпохи для того, чтобы иметь наглядное представление. А когда проходят практику, то еще и из земли вынимают, у студентов появляется возможность все это в руках подержать. Как мне кажется, психологически это и делает из людей историков.

Светлое будущее

– Кем потом становятся студенты-археологи? Где реализуются? Не все же идут преподавать в университете.

– Исторический факультет вообще дает хорошее образование. Студенты идут работать учителями в школы, я знаю, что среди тех, кто оканчивал наш факультет, очень много политиков, директоров различных фирм. Наше образование дает возможность мобильно мыслить, находить везде информацию, критически к ней относиться, анализировать и делать выводы. Немногие становятся археологами, есть ребята, которые окончили наш факультет, были участниками экспедиций и теперь работают, к примеру, в институте археологии в Москве, в институте истории материальной культуры в Санкт-Петербурге, есть ребята, которые уехали в Самару, Анапу, они разлетаются по всей России. И наши специалисты очень востребованы, они получают хорошие навыки. Тех, кто выбрал эту стезю, стараемся обучить тому, что умеем сами. А в археологии очень много по бумагам не прочитаешь, здесь идет передача знаний от учителя к ученику. Пока ты на месте, в разведке ему не покажешь, как нужно правильно что-нибудь делать, он никогда этого не поймет.

– Археологическая романтика тоже ведь присутствует…

– Студенческие годы романтикой и привлекают. Коллективизм, постоянное ощущение того, что не один, вокруг тебя находятся твои единомышленники. Все трудности появляются потом.

– А какие бывают курьезные случаи на практике?

– Местные жители не всегда адекватно понимают, кто к ним приехал. Как-то мы копали в Красногвардейском районе, и местные ребята пришли к нам с цветами знакомиться. Но чаще всего с местными жителями у нас налаживались отношения: они приезжают, интересуются, рассказывают какие-нибудь местные легенды, предания, о памятниках археологии. И нередко это оказывается полезной информацией.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о