Дмитрий Демин

Говорим по делу: хирург Дмитрий Демин

Дмитрий Демин – доктор медицинских наук, профессор, врач-хирург Городской клинической больницы имени Пирогова, занял второе место в Общероссийском конкурсе «Лучший врач года» в номинации «Хирургия». В рамках проекта «Говорим по делу» он рассказал об уровне хирургии в Оренбуржье, заслугах наших медиков, а также о том, что привлекает и отпугивает выпускников медицинских вузов.

– На каком уровне сейчас находится хирургия в Оренбургской области? Какую можно поставить оценку по пятибалльной шкале?

– Все зависит от того стационара, от той клиники, от той больницы в которой эта хирургия делается. Известно, что хирургия – это визитная карточка любой больницы. Это то, что на виду, то, что находится на пике современных технологий. Поэтому, в общем, я бы сказал, что в Оренбургской области хирургия представлена самыми современными подходами. Но всегда есть, к чему стремиться. К сожалению, в некоторых больших больницах Оренбурга, в районах области требуется серьезная оптимизация подходов. Это связано с тем, что современная хирургия развивается стремительно. Образно говоря, каждый день внедряются новые технологии. В районных больницах имеется определенный дефицит оборудования, определенный дефицит современных знаний. Мы стараемся эти вопросы с оборудованием продвигать по линии Министерства здравоохранения. А то, что касается современных знаний, подходов, мы постоянно ведем разговор о внедрении новых технологий.

– Как молодой хирург реагирует на это? Все ли так с радостью бегут на обучение?

Операция на сустав. Фото Наталии Веркашанцевой

– Влиянию современных технологий более подвержены молодые специалисты. Технически обучить, переобучить намного проще молодой контингент.

– Но молодому не хватает опыта.

– Однозначно. Чтобы стать более менее самостоятельным хирургом, необходимо не менее 10 лет. Я могу сказать, что это в любой профессии так, в хирургии в том числе. Человек должен учиться всю жизнь. Если ты врач или кондитер, или пилот, и, достигнув высот, ты говоришь «мне больше ничего не надо», это очень плохо. Потому что пределов познанию, самосовершенствованию нет. Учиться нужно всегда. И вот этот диссонанс между отсутствием опыта и желанием у молодых и наличием важного опыта и ригидностью мышления у старшей возрастной группы – это определенная проблема. Но есть всегда исключения. Есть люди и за 50, и за 60, и за 70 лет, которые легко развиваются. Ведь не от возраста зависит, ведь биологический и возраст фактический – это, по сути, разные вещи. Кто-то и в 30 лет с потухшим взглядом, а кто-то и в 80 с блестящими глазами.

– Хотелось бы поговорить о том, какие заслуги есть у наших хирургов. Можете похвастаться заслугами хирургов из Орска, Саракташа, Новоорска? Что они делают на уровне столичных клиник?

– Я могу вам сказать, что есть, конечно, проблемы, и эти проблемы системные, они касаются не только нашего региона, но и всей нашей страны. Можно сказать, что достаточно активно внедряются пункционно-дренирующие технологии в нашей хирургической практике. Это очень важная методика, которая позволяет без разрезов решить очень большое количество хирургических проблем. К примеру, гнойник можно прооперировать без разреза, через пункционное вмешательство. В Саракташе работает пункционная хирургия, лапараскопическая хирургия, в Новоорске работает лапараскопическая хирургия в плановом и экстренном порядке. Мы смотрим также в будущее: мы ставим перед собой задачу, что нам в Оренбурге нужна робототическая хирургия. Мы к ней готовы, и операции выполним. Потому что та же лапароскопическая хирургия, только при помощи современного устройства, так называемого робота Da Vinci, который позволяет решить проблемы, которые за счет обычной лапароскопии нерешаемы. Роботохирургический комплекс – это признак современной, продвинутой хирургии.

Забор жировой ткани

– Если говорить о подготовке специалистов, то много ли сейчас выпускников медицинской академии идут в хирургию?

– Сейчас задача, с одной стороны, усложнилась, с другой – упростилась. Последние 2 года вообще отменена интернатура, сейчас только ординатура. В общем, это правильно, потому что обучиться хирургии за год интернатуры невозможно, также как и за 2 года ординатуры. Примерно в год учится около 30 ординаторов хирургического профиля, это хороший объем. 30 человек – это люди, которые целенаправленно взяли это направление, сделали свой выбор и потом они идут в практическое здравоохранение. Я заканчивал мединститут в 1995 году, почти 25 лет назад. В те времена престиж попасть в профессию хирурга был очень высок, сейчас ситуация немного изменилась. Несомненно, хирург – это вершина медицинской пирамиды, при всем уважении к врачам всех остальных специальностей. Я всегда говорю, что грамотный терапевт важнее грамотного хирурга, потому что грамотный терапевт зачастую может вылечить проблему до того, как она дойдет до хирургического вмешательства. Но желание грамотных студентов уменьшилось, это связано с тем, что крайне сложно технически стать грамотным хирургом, а также риск инфекций. Ведь много пациентов с гепатитом, ВИЧ-инфекцией. К примеру, уколешься во время операции и выясняется, что пациент ВИЧ-инфицированный. Поэтому ко всем экстренным больным нужно готовиться как к ВИЧ-инфицированным: нужно быть всегда готовым, быть защищенным, очки, две пары перчаток. Однако этот риск все равно есть, и не каждый готов пойти на него. С учетом того, что зарплаты в медицине существенно возросли, молодое меркантильное поколение может достаточно справедливо считать, что те затраты, которые мы несем – они совершенно не отобьются теми зарплатами, которые будет получать тот самый хирург. Также – юридические последствия. Каждое третье заведенное уголовное дело в отношении медицинского сообщества – уголовное дело против хирурга. Это является серьезной проблемой, которая вызывает отток людей из профессии. К сожалению, без осложнений ничего не бывает. Операции без осложнений бывают только у того хирурга, который ничего не делает. Этот момент может привести к тому, что хирургия, анестезиология и акушерство в нашей стране просто исчезнут.

Как оказалось, хирурги находятся на первом месте по количеству заведенных уголовных дел, на втором месте – акушеры, а на третьем – анестезиологи.

Новое оборудование в областной клинической больнице. Фото министерства здравоохранения по Оренбургской области

– В любом случае, риск осложнений после лапараскопической операции намного меньше.

– Однозначно, это не подлежит сомнению, это уже многолетний опыт. Результат намного более эффективный. Прооперировав пациента через 3 маленьких прокола, а не разрезы, мы обеспечиваем ему максимально ранний подъем, здесь не требуется назначение анальгетиков, в первую очередь наркотических. Человек уже вечером после операции встал, начал гулять, на следующий день мы его кормим, а через день он уже говорит «отпустите меня домой». Ко мне приходит большой поток пациентов ежедневно и большинство из них знает свою проблему, они почитали уже об этом в интернете. И информировать человека – один из важных моментов. Поэтому я беру листок бумаги, рисую для человека его органы, объясню все. И кто-то говорит, что он уже все это знает. И это хорошо. Люди ставят запрос на современную медицину.

Также Дмитрий Борисович отметил, что в районах области осваиваются малоинвазивные технологии.

– Процесс идет, не революционно, конечно, но за один день такие дела не делаются. Во многих районах есть такое оборудование, основные задачи могут быть решены. В рамках ОМС медицина бесплатно, пусть люди приезжают, мы никому не отказываем. Не все так плохо в нашей хирургии на сегодняшний день.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

2
Отправить ответ

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Гашицкая ОльгаСветлана Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Гашицкая Ольга
Гость
Гашицкая Ольга

Дмитрий Борисович человек и врач с большой буквы!

Светлана
Гость
Светлана

Очень интересно! Люблю такие статьи о людях!