Вячеслав Моисеев с номерами «Сталкера» 

Клетчатые страницы «Сталкера»: история самиздата советского периода в Оренбурге

Пять небольших тетрадей в клетку, в картонных обложках, оформленных шариковой ручкой и фломастерами. Объем каждой — 30-40 страниц. На обложках девиз: «Писать больше, талантливей, сохранять все ценное, создавать свою литературу». Тираж — 1 (один) экземпляр. Это литературно-публицистический бюллетень «Сталкер», который выходил в Оренбурге в 1980-1982 годах. 

Впервые я увидел эти тетради на первой в городе выставке самиздата советского периода «Гораций limited». К номерам бюллетеня, разложенным на столе в пабе «Чукотка» (тут 22 июня и прошла выставка), подходили посетители, листали клетчатые страницы, один студент, включив камеру смартфона, признался: «Впервые фотографирую что-то, кроме лекций». «Сталкер» в то время, когда не было смартфонов, а компьютеры встречались чаще на страницах фантастических романов, чем в жизни, тоже делали студенты, и редактировал его тогдашний студент педагогического института, ныне — известный журналист, писатель, издатель и переводчик Вячеслав Моисеев

— Зимой или в начале весны 1980 года мы с моим другом Юрием Морозовым, который тогда занимался в художественном училище, решили делать журнал, — говорит Вячеслав Моисеев. — Юра предложил назвать его «Сталкер» — мы как раз тогда посмотрели знаменитый фильм Андрея Тарковского, и он произвел на нас огромное впечатление, а Юра даже написал стихи «Поколение облученных (после «Сталкера“)». Мы все тогда писали: и я, и Юра, и наши друзья — Сергей Бурдыгин, Михаил Хныкин, Геннадий Безруков, моя двоюродная сестра Елена Генина, приехавшая в Оренбург с Байконура на учебу. Мы в то время все были в хорошем смысле одержимы литературой. 

«Сталкер» делали так: авторы от руки записывали на тетрадных листах свои произведения — стихи, прозу, публицистику, рецензии, — оставляя вверху первой страницы 6-7 сантиметров для того, чтобы редактор «своим тогда почти каллиграфическим почерком изобразил имя автора и название опуса». Затем листы сшивались. Первый номер «Сталкера» по объему был как обычная ученическая тетрадка в бумажной обложке, следующие — побольше. Юрий Морозов, познакомившийся в училище с переплетным делом, изготавливал обложки из картона, с тканью на корешке, и он же их оформлял. Бюллетень выпускался примерно раз в полгода, с 1980-го по 1982-й вышло пять номеров. Был готов и шестой, но Юрий Морозов к тому времени ушел в армию, и издание «Сталкера» прекратилось. Кроме того, по словам Вячеслава Моисеева, «мы учились на последних курсах, уже нашли себе жен — в общем, многое изменилось». 

— «Сталкер» мы давали читать своим друзьям, знакомым, однокурсникам, — говорит Вячеслав Геннадьевич. — Конечно, все то, что мы тогда писали, по крайней мере стихи, было очень слабо. Не могу сказать, что это была имитация какой-то творческой среды — это и была творческая среда на самом-то деле. Если бы «Сталкер» увидел какой-нибудь известный писатель, он бы посмеялся, наверное, — и над стихами, и над прозой, и над моим «Сравнительным анализом творчества Валентина Распутина и Василия Шукшина», — а мы из этого выросли. Впоследствии, например, мы с Сергеем Бурдыгиным выпустили по нескольку книг, состоим в писательских союзах. А мне этот юношеский издательский опыт пригодился через много лет, когда в 1998 году нашлись деньги на выпуск альманах «Башня», который я редактировал на протяжении почти двадцати лет. Да и мой Издательский центр МВГ – оттуда, из 1980-го.

Подготовил Иван Сергеев, фото автора

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о