Сабантуй в Оренбургской области: как это было в 1914 году?

Традиционно Сабантуй был мероприятием благотворительным. Оренбуржцы, причем не только мусульмане, с нетерпением ждали этого яркого события. Поэтому все газеты подробно извещали публику о программе Сабантуя.

В 1914 году основным местом проведения праздника был ипподром. Вниманию зрителей предлагали бега рысаков в двух группах, бега иноходцев, скачки верблюдов и «инородных лошадей», гонки на велосипедах, «пешие бега» и «бега в мешках, азиатскую борьбу и другие виды состязаний». Судя по архивным документам, Сабантуй (по-русски «торжество плуга») проходил в Оренбурге в лучших традициях межнациональной дружбы и полной душевности.Во время гражданской войны оренбуржцам было как-то не до сабантуев. Однако этот вполне приличный, даже по большевистским меркам, народный праздник решено было возродить уже в первые годы советской власти. Летом 1922 года главный печатный орган Киргизского ЦК и Оренбургского комитета РКП (б) газета «Степная правда» оповещала оренбуржцев о «народном гулянии, или Сабан Туе», сбор от которого планировалось направить в пользу голодающих. На фоне безрадостных сообщений газета того времени пестрела заголовками: «Борьба с бандитизмом», «Хлебный заем», «Как сохранить устойчивость рубля» и т.д., а новость о Сабантуе была чуть ли не единственной позитивной информацией. Народ, истосковавшийся по положительным зрелищам, толпами валил на праздник. К моменту открытия в Зауральной роще собралось более четырех тысяч человек. Однако место, где разворачивалось основное действо, было обнесено колючей проволокой, за которую попасть могли только купившие билеты.

Как проходил праздник?

Первым номером праздничного зрелища предлагали выступление борцов. Причем они не были мастерами спорта или обладателями так называемых данов. Обычные обыватели — киргизы и татары – с энтузиазмом боролись друг с другом, катаясь в пыли и пытаясь побороть соперника. Первый, шикарный по тем временам приз (восемь аршин мануфактуры), достался победителю состязаний. Остальные награды были куда скромнее – борцам подарили по тюбетейке. Следующим номером праздника был бег наперегонки, но состязание усложнялось тем, что каждый бегун зубами зажимал ложку с яйцом. Участвовало десять человек.

Третий номер программы заключался в том, что из таза, наполненного кислым молоком, нужно было ртом достать пятикопеечную медную монету. Состязание проходило с особой торжественностью. Распорядитель произносил на трех языках объяснительную речь и клал на дно монетку. Желающих нырнуть с головой в тазик с кефиром оказалось более чем достаточно. Время-то было голодное. Довольными остались все: зрители, которым зрелище испачканных по уши земляков доставляло истинное удовольствие, и участники, наградой которых становилась выуженная из кефира пятикопеечная монетка.

Большей популярностью у массового зрителя пользовалось разве что состязание по поеданию сдобы. Условия конкурса были просты до безобразия: к перекладине на шнурках подвешивали пять французских булок. Четверо добровольцев с завязанными руками пытались сдобу съесть. Участникам доставались их же недогрызенные трофеи.

Остальные конкурсы особой фантазией и разнообразием не отличались: перетягивание каната, разбивание кувшина с завязанными глазами, цыганская борьба. Впрочем, многим номерам публика предпочла бега на ипподроме. Особый интерес у народа вызвала джигитовка. С энтузиазмом граждане восприняли выступление доблестных курсантов кавшколы. Развив самый быстрый бег коня, курсант вставал в стременах и прикладывал руку к козырьку, отдавая честь президиуму праздника. Потом воспитанники кавшколы пускали лошадей галопом, на всём ходу успевая зарядить винтовку и произвести выстрелы по поставленным вдоль дороги мишеням на расстоянии десяти саженей друг от друга. Сменяя профессионалов, выступали таланты из народа. Праздник продолжился и на следующий день. Скачки, бега и прочие игрища должны были вдохновить оренбуржцев на строительство светлого будущего.

Как освещалось это событие?

Вскоре одна из местных газет опубликовала объявление на арабском и русском языках: «Братская помощь киргизам и татарам. Зауральная роща. Продолжение празнедства Сабан Туй, бегов и скачек по новой программе. Тотализатор открыт. Буфеты европейских и азиатских кушаний, вина. Оркестр музыки. Для переправы публики до места Сабан Туя установлено моторно-лодочное движение».

Вообще-то советские руководители никогда не приветствовали подобного рода развлечения для народа, особенно игру на тотализаторе. Но если речь шла о благородной помощи братскому народу, тогда другое дело. Видимо, лидеры новой власти так сами истосковались по обычным человеческим радостям, так разошлись и разгулялись на «Сабан Туе», что уже не могли остановиться и объявили четвертый день праздника. Призы выставлялись куда серьезнее, чем в первые дни, это вам не булки с тюбетейками и даже не восемь аршин мануфактуры. Решив: гулять так гулять, большевистские лидеры пошли в разнос и выставили в качестве призов для победителей состязаний золотые и серебряные вещи, разумеется, экспроприированные у недавних эксплуататоров. Жить стало лучше, жить стало веселее. Народ не уставал благодарить за это счастье «дорогого товарища Сталина».

В первый год существования Оренбургской области рупор советской власти газета «Оренбургская коммуна» напечатала пространный материал об истоках башкирского и татарского праздника: «Сабантуй, или торжество плуга, своими корнями уходит вглубь веков и символизирует окончание весенних полевых работ и вообще торжество жизни. Недаром ведь именно во время этого праздника справляли свадьбы — парни крали невест и выплачивали калым». Корреспондент «Оренбургской коммуны» напомнил землякам о богатеях-кулаках, которые вовсю праздновали и верховодили на Сабантуе, продолжая эксплуатировать угнетенные народные массы. «Мулла, символизируя религиозное одурманивание, взбирался на возвышенное место. Певучим голосом он принимался читать Коран и призывал жертвовать во имя Аллаха. И темный народ нес эксплуататорам кровно нажитое. Потом начинались зрелища: борьба, игры и конные скачки».
Разумеется, это был совсем не правильный праздник. «Только пролетарская революция, раскрепостив татарскую и башкирскую национальности, возвратила национальным праздникам подлинно народный характер, напитав их интернациональным содержанием».

Как готовились к празднику?

Ярким тому подтверждением было проведение Сабантуя в июне 1935 года в Зиянчинском (теперь Кувандыкском) районе. Весь район заранее готовился к празднику. Колхозники ударно трудились, чтобы стать почетными участниками Торжества плуга. Председатели колхозов рапортовали об окончании сева. Женщины убирали избы, и сам районный центр Зиянгурино принял праздничный вид. На склоне горы выросла трибуна, палатки для торговли и расчищенное физкультурное поле. Народ подтягивался на праздник семьями, кто пешком, а кто на повозках, начальство на автомобилях. Шли целыми тракторными бригадами со знаменами и транспарантами, с гармонистом во главе и веселой песней.

Ударники гордились своими трудовыми победами, и не безосновательно: они пахали по пять гектаров в день и сэкономили 560 кг горючего. Райпотребсоюз как мог удовлетворял массовые потребности, предлагая народу все начиная от одеколона и заканчивая произведениями классиков мировой литературы, в общем, самые необходимые, по мнению руководителей советской власти, товары для обычного оренбургского тракториста. На всякий случай работал медпункт, шашечные и шахматные уголки. Отовсюду доносилось ржание колхозных лошадей, мычание коров и хрюканье свиней – работала выставка животноводства. Из массовых зрелищ особой популярностью пользовались скачки и состязание гонщиков-велосипедистов.

При подготовке использованы материалы Государственного архива Оренбургской области.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

1
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Алек Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Алек
Гость
Алек

Сабантуя не было, был джиен тогда. А сабантуй навязан казанскими татарами в советские годы