Визит Пушкина в Оренбургскую область. Как это было. Часть 1

В те далекие времена, когда еще не открыли газ, в столице, да и в центральной части России, мало кто знал о существовании далекой Оренбургской губернии. Исправить эту историческую несправедливость удалось А.С. Пушкину, который и был-то у нас всего пару дней в сентябре 1833 года, а уже 5 сентября 1834-го увидела свет знаменитая «История Пугачёвского бунта».

Историческую поездку по местам боевой славы предводителя крестьянской войны 1773-1775 годов Пушкин задумал еще в начале 1833-го, после того как изучил массу архивных и литературных материалов на заданную тему. Но первоначальный вариант «Истории Пугачева» не удовлетворил требовательный литературный талант великого поэта. И он решил своими глазами увидеть места, где разворачивалась историческая драма шестидесятилетней давности, а заодно навестить своего старого приятеля Владимира Даля. Даль жил в то время в Оренбурге и весьма успешно собирал материалы для своего знаменитого словаря «Живого великорусского языка».

Так вот, Владимир Иванович, вдохновленный собственной исторической миссией, всячески содействовал успеху пушкинского путешествия. Он в основном и познакомил Александра Сергеевича с городом и краем, показывая ему наиболее важные достопримечательности, естественно, связанные с пугачёвским восстанием: гостиный двор, где весной и летом пытали, допрашивали, а затем и судили мятежников; Георгиевскую церковь, с колокольни которой пугачевцы обстреливали город. Но центральным событием двухдневного пребывания Пушкина на оренбургской земле стало легендарное посещение Бердской слободы, т. к. именно здесь во время осады находилась ставка Пугачева. Результатом этого стремительного вояжа по историческим местам в наш далекий край стала не только «История Пугачевского бунта» – фактически первое литературно-историческое исследование на тему стихийного народного восстания, но еще и знаменитая «Капитанская дочка». Вот так результативно некоторые гениальные люди соприкасаются с историей. И кто знает, быть может, побродив уже по пушкинским местам, кто-нибудь из вас разродится не менее гениальным произведением уже на тему пребывания великого поэта в нашем крае.

Вице-губернатор Пушкин

В августе 1914 года Высочайшим приказом по гражданскому ведомству оренбургским вице-губернатором был назначен Лев Анатольевич Пушкин, внук младшего брата «солнца русской поэзии». Лев Анатольевич был последним владельцем Болдинского имения, к которому относился скорее как к памятнику великому поэту, чем к собственному имуществу. В Оренбург внучатый племянник А.С. Пушкина попал уже зрелым сорокачетырехлетним человеком и опытным политиком. Он был высок, представителен, носил пышные холёные почти седые усы. Вице-губернатор очень гордился своим родством с великим поэтом, часто показывал гостям личные вещи А.С. Пушкина. Кстати, именно у него хранилась пушкинская тетрадь с «не совсем удобными для чтения в обществе стихами». На оренбургскую землю Лев Анатольевич попал в очень непростое время: с 1914 по 1917 год. Шла Вторая мировая война, обстановка в городе была крайне напряженная: не хватало продовольствия и дров.

Лев Анатольевич Пушкин

В конце января 1916 года Лев Анатольевич Пушкин, который исполнял обязанности губернатора, вернулся из длительной служебной командировки и принял решение попросить у правительства довольно крупный заем в 200 000 рублей на обеспечение населения мясными продуктами и 1 млн для закупки дров и на прочие неотложные нужды. Однако даже такие солидные суммы не могли решить всех проблем губернии.

В мае 1916 года к губернатору явилась целая толпа женщин, мужья которых были призваны на фронт. Солдатки возмущались, что недополучили от города дополнительное пособие: муку и другие продукты, а также деньги на квартплату. Губернатор пытался разъяснить женщинам, что подобные пособия выдавались из благотворительного фонда, который временно исчерпан, но буквально через день казенные деньги должны поступить на счет губернии. Лев Анатольевич предложил дамам разойтись, сказав, чтобы за получением пайка явились завтра. Но разъяренные солдатки не пожелали мириться с отсрочкой и прямо от губернатора направились на Хлебную площадь (теперь это территория вокруг ДК им. Ф.Э. Дзержинского). Сначала толпа женщин разгромила и разграбила мучную лавку купца Юрова.

Губернатор, узнав о бесчинствах солдаток, тут же выехал на место беспорядков и попытался прекратить разгром, не прибегая к силам полиции. Но как только Лев Анатольевич уехал, толпа вновь принялась крушить и грабить. Разгромив бакалейный магазин Ишкова, толпа разрослась до двух тысяч. К Хлебной площади подтянулись войска. Губернатор долгое время запрещал открывать огонь по толпе, т.к. там было много женщин и детей. Ободренная бездействием власти, обезумевшая людская масса, продолжая громить магазины, двинулась к Николаевской улице. Губернатор вновь попытался решить дело миром, ограничившись арестом особо наглых грабителей. Но толпа их отбила, забросав камнями полицию, прокурора и самого губернатора. И только по прибытии пехоты толпу удалось оттеснить от магазинов. Арестовали около двухсот человек, преимущественно женщин. Однако через четверть часа неугомонные солдатки собрались вновь и, встретив наряд из полусотни казаков, осыпали его камнями. Казаки вынуждены были открыть огонь, толпа разбежалась. Несмотря на огромные убытки, причиненные во время погромов, губернатор не стал чинить жестоких репрессий. Но вынужден был ввести в городе особое положение: оцепить войсками рыночную площадь, запретить торговлю спиртным и усилить охрану магазинов, банков и прочих государственных объектов. Через сутки после беспорядков солдатки под усиленным нарядом войск получили свои казенные пайки.

Продолжение читайте завтра, 9 июня.

При подготовке использованы материалы Государственного архива Оренбургской области.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о