«В ушах все еще стоял писк морзянки». Армия всегда оставляет свой след

Спросите любого служивого человека об армии и непременно услышите, что это время обязательно оставляет в биографии каждого свой след. Пусть и незаметный.

Сверчок

…Сдав дежурство, я присел на еще теплый от дневной жары камень у радиостанции. В ушах все еще стоял писк морзянки. Казалось, что на фоне далеких заснеженных гор легонько попискивают и тонкие струны натянутых антенн. И вдруг совсем рядом послышался сверчок. Сначала осторожно, потом все смелее, он завел свою несложную мелодию. Рука тут же потянулась к блокноту, который всегда держал в нагрудном кармане вместе с военным билетом. Происходило это под Самаркандом.

Тогда не думал – не гадал, что тема полигонов всегда будет рядом. Сегодня позволю несколько фрагментов. Тем более, что есть повод – 23 февраля.

Святые люди

Как-то наблюдал принятие  присяги в одной из воинских частей Тоцкого гарнизона. На дворе стояла глубокая осень, было промозгло и сыро. Для пущей значимости командир пригласил священника. Тот был молод и неопытен. Продрогший, в тонкой, не по сезону рясе, он стоял перед солдатским строем и выглядел смущенным. Вконец стушевавшись, он без всяких напутственных слов принялся кропить солдатский строй святой водой. Замполиту пришлось деликатно отклонить начинающего священника от затеянной процедуры.

Геннадий Петрушин
Геннадий Петрушин

Прошло немного времени, и картинка изменилась. Помнится, во время крупных учений на Донгузский полигон прибыл целый десант из священников. Это уже были люди крепкого склада. Тут же, в наскоро вырытом капонире в просторной армейской палатке, устроили полевой храм. Подумалось о показухе. Но староста этого наскоро устроенного богоугодного заведения Геннадий Петрушин развеял эти сомнения. Узнав о палаточном храме, сюда сразу же стали стекаться местные жители – крестить детей, на таинство исповеди, венчание. Некоторые просто ставили свечи за помин души усопших. Заходили и военные.

Петрушин при ближайшем знакомстве оказался бывшим прорабом. На вопрос о таких необычных метаморфозах он просто ответил, что работа она и в армейском храме работа. На жизнь хватает, ну и слава Богу.

Начальство

При встрече с большим начальством каждый из нас ведет себя по-разному. Кто-то елейно улыбается, иной легонько трусит, третий держится независимо, ну и так далее. Начальники тоже держатся каждый по-своему. К иному и на пушечный выстрел не подойдешь без предварительного согласования. В военной среде расклад несколько иной. Из всех больших чинов, с которыми приходилось встречаться, больше всего запомнилась встреча с министром обороны Сергеем Ивановым на Тоцком полигоне. Напомню, что Сергей Борисович в этой должности значился с 2001-го по 2007-й годы. В полевой форме, Иванов ничем не отличался в офицерской среде, не пытался командовать и делать наставления. Также просто и непринужденно вел себя он и с журналисткой братией, отвечая даже на замысловатые вопросы.

Экс-министр обороны Сергей Иванов
Экс-министр обороны Сергей Иванов

На большие учения нередко приглашались губернаторы областей Приволжского федерального округа. В одном из крупных учений на Донгузском полигоне они тоже принимали участие. Бывший в то время губернатором нашей области Алексей Чернышев прибыл на белом вертолете, который на фоне цвета хаки других машин выглядел эдаким гордым лебедем. И дернул же меня чёрт подчеркнуть эту особенность в газетном материале, да еще с изрядной долей иронии.

На планерке у губернатора редактор областной газеты получил хороший нагоняй. Все это эхом отдалось и на авторе публикации. Не думал – не гадал, что такая  «мелочь» вызовет  резонанс.

Братия

На полигоны во время больших учений стекается журналистская братия чуть ли не со всего света. Обычно в просторных командирских палатках, особенно в зимнее время, устраивалась некая разновидность походного кафе, где можно было наскоро перекусить. И даже «опрокинуть» рюмку спиртного. Некоторые журналисты, пронюхав про спиртное, начинали то и дело захаживать в эту палатку. Однажды наблюдал такую картину. Молодая девица с микрофоном в руке, заплетаясь во фразах, пыталась взять интервью у генерал-лейтенанта из округа. Тот осторожно отвел даму в сторонку и произнес вежливо и негромко:

— Проспись, деточка, а потом бери в руки микрофон!

Писать на военную тему не так просто, как кажется на первый взгляд. Особенно, если учения проводятся в ночное время, когда панорама размыта и трудно настроиться на фотосъемку. Однажды ночью на Тоцком полигоне, пробираясь по окопам к спрятанным в капонирах боевым машинам пехоты, автор этих строк разбил очки. Чертыхаясь, кое-как сделал несколько кадров и диктофонных записей. С тех пор всегда держал при себе запас оптики.

Автору тоже дали возможность пострелять

Особый сказ про экипировку. Не раз наблюдал, как одетые на столичный манер журналисты из центральных  СМИ страдали от холода и слякоти на продуваемом всеми ветрами пространстве полигонов. Но зато какой азарт загорался в глазах, когда удавалось запечатлеть что-нибудь монументальное и особенное, чего никогда не встретишь на обычной «гражданке».

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о