Эвакуация. Фото Государственного архива Оренбургской области

В краю чужом, в краю далеком: как жили эвакуированные в Оренбургской области?

Земли нашего края насквозь пропитаны слезами тех, кому пришлось оставить родные дома и переехать в далекое Оренбуржье для спасения своей жизни. Но как жилось эвакуированному населению?

Европейская часть СССР была оккупирована врагом. Остаться там значило либо погибнуть, либо считаться предателем. Поэтому правительство делало все возможное, чтобы эвакуировать население в более безопасные районы необъятной Родины. К тому же рабочие руки были не лишними.

Со стороны государства шла финансовая поддержка. Для эвакуированных строились бараки или выделялись уже готовые жилые площади. Правда, так гладко и хорошо было только на бумаге. О суровых реалиях мы узнаем благодаря отчетам военного времени, хранящимся в фондах государственного архива Оренбургской области.

Как принимали эвакуированных?

Как правило, на первых порах эвакуированных расселяли близ железной дороги. Это было легче, не нужно было тратиться на перевозку в более отдаленные районы.

Такая политика привела к перенаселению. Деревни, расположенные близ путей, оказались чересчур уплотнены. Не хватало мест для размещения и трудоустройства.

В связи с этим было принято решение об изменении политики расселения. Стали осваиваться более отдаленные территории.

Правда, большой поток эвакуированных наблюдался в основном в начале войны. Потом он немного уменьшился. Приезжало 5-6 эшелонов за сутки (заметьте, эта цифра стоит в отчете об уменьшении потока. – Прим. авт.). Позже эшелоны сменились отдельными вагонами.

Белозерский район

В докладной записке ответственное лицо отчитывается о проведенной проверке, которая выпала на период с 1 ноября по 5 декабря 1941 года.

Товарищ Лавреньтев, который проводил проверку, сообщает, что в районе не упорядочена регистрация. Нет подробной информации о количестве, трудоустройстве и месте проживания эвакуированных. Исходя из имеющихся данных, в Белозерском районе проживает 1671 человек – 720 семей.

В период проверки (обратите внимание на дату, указанную выше) товарищ Лавреньтев лично видел, как людям, не имеющим теплой одежды,  выдавались ватные пиджаки и женские летние платья.

Важно отметить, что эвакуированные выполняют поставленные нормы наравне с колхозниками. В среднем — от 96 до 182 трудодней на человека.

Выдержки из отчета:

«Одиннадцать семей живут с семьями колхозников. Все эвакуированные, проживающие в этом колхозе, благодарят председателя райсовета т. Юкарчук, председателя колхоза и колхозников за внимание и заботу о них».

«Есть элементы нечуткого отношения, так, например: в колхозе им. Сталина… были направлены четыре человека (одиночек, молодежи – молдаван), правление колхоза их до 7 декабря не только не устроило на работу, но и не давало никаких продуктов».

«Смертности и инфекционных заболеваний среди эвакуированного населения нет».

Краснопартизанский район

Этого района сейчас нет на карте. В данный момент территория Краснопартизанского района – часть Асекеевского. Сюда также были направлены потоки эмигрантов. Заключение комиссии было следующим: бытовое положение эвакуированных тут крайне неблагополучно.

Выдержки из отчета:

«Живут эвакуированные вместе с колхозниками, зачастую в одних комнатах. Так, в колхозе «20 лет Октября» живет семья Белоха – мать и пятеро детей – у колхозника Крачковского в проходной, в передней на печке, на лохмотьях, т.к. не имеют кровати и нет материала, из чего бы сделать соломенный матрац».

«В колхозе «20 лет октября» из 67 человек эвакуированных 27 работоспособных. Остальные не работают из-за отсутствия теплых вещей. Хорошо работающих сам колхоз одел и обул. Колхоз содержит двух раненых красноармейцев».

«В колхозе им. Чапаева живет эвакуированный Пиковский. Сын не ходит в школу из-за отсутствия обуви».

Истории из отчетов

«С населением не ведется никакой работы. Газет они не читают, радио у них нет, а отсюда нежелательные волнения. Население к эвакуированным относится недоброжелательно за некоторыми исключениями. В с. Беловке есть женщина воен. фельдшер из Харькова… ее отказались кормить за деньги, мотивируя тем, что деньгами нечего делать, просят вещи, готовы донага раздеть, никакой сознательности».

«Особенно плохое отношение к эвакуированным евреям <…> Приходили ночью, стучали в окна и говорили: «От Гитлера ушли, а от нас не уйдете». После чего председатель колхоза «Красное знамя» тов. Родионов провел совещание колхозников и крепко предупредил…».

 

«Три еврейские семьи Горячникова Лея, Лен Мери Гиршевна и Ходыш Пая – эвакуированы из Бобруйска. Кроме детей ничего не захватили. Пособие за мужей не получают, имеют по двое детей в возрасте от года до 10 лет, в колхозе работают. Живут в отдельном помещении. Сами отапливают, сильно нуждаются в топливе, в одежде и обуви и в продовольствии».

«Не мешает вам обратить внимание и расследовать, как живется эвакуированным в Кваркенском районе. Здесь не только не идут навстречу, но прямо издеваются над ними. Председатель Кваркенского районного комитета обращается с эвакуированными так, как раньше во время царизма обращались здесь с политссыльными».

«Не лучше обстоит дело с эвакуированными женами командиров. В поселке Свободном две таких семьи прямо бедствуют, т.к. за деньги у колхозников ничего не купишь, все надо менять на вещи, а какие же вещи у эвакуированных, а колхоз ничего не хочет продавать».

«В районе очаг спекуляции и пьянки. Все, здесь описанное, правда, можно проверить. Проверяя, наткнетесь на многое такое, чего мы не пишем, а вы не ожидаете».

«Снитко М.А. живет с матерью в отдельном домике, в летне-осенний период работала, с наступлением холодов не работает из-за отсутствия одежды и обуви, в квартире холодно, топлива нет. Не надеясь на помощь, поехала в лес за дровами, дров не привезла, легко обморозилась».

«В селе Ново-Оренбургском молодые 19-20 лет Малофеева Б.Е., Иванова М.Н., Абрамченко Н.Л., Гришина Е.Н., Зотова Т.Г. – до последнего момента обеспечивающие связь на Западном фронте, затем эвакуированные и поселены в с. Н-Оренбургском, все живут вместе у колхозницы, спать не на чем, работать не могут из-за отсутствия одежды и обуви, в течение 1,5 месяца не получали хлеба ни от колхоза, ни через сельпо, были вынуждены единственное пальто Ивановой выменять на хлеб за 4 пуда».

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

1
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Фарит Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Фарит
Гость
Фарит

В самом Асекееве тоже были эвакуированные. К ним относились очень хорошо. Об этом вспоминал бывший эвакуированный, ныне живущий в Израиле. http://askorr.ru/est-mnenie/ih-prinjali-kak-rodnyh.html . Некоторые из эвакуированных так и остались здесь. Связали свою судьбу с этим краем. Работали учителями и это дало путевку в жизнь для местных ребят, которые получали до этого знания на татарском языке. Они научились говорить, писать и читать по русски. По воспоминанием ветеранов в детском саду эвакуированных ребят кормили очень хорошо, тогда как воспитатели практически голодали. http://askorr.ru/est-mnenie/kroha-hleba-na-pechi-pamjat.html