Коломенские святыни. Фото автора

Побывали-повидали: вкус древней Коломны

Готовясь посетить Коломну, решила перечесть поэму Пушкина «Домик в Коломне», строки из которой помнятся еще со школы: «В Коломну, к Покрову – и в воскресенье там слушать русское богослуженье». Но каково же было разочарование, когда обнаружилось, что поэт писал совсем о другой Коломне – предместье Санкт-Петербурга. Впрочем, путешествие в подмосковную Коломну от этого не стало менее увлекательным: старинному русскому городу есть чем удивить гостей.

Клад Марины Мнишек

Да, не попала Коломна в произведение классика. Зато Коломенский кремль вошёл в десятку победителей народного голосования конкурса «Россия – 10», организованного телеканалом «Россия 1» и Русским географическим обществом.

Я бы тоже проголосовала. Во-первых, именно из стен Коломенского кремля Дмитрий Донской повел русские войска на Куликово поле. Во-вторых, впечатляют масштабы древнерусской цитадели: 24 гектара, опоясанные фрагментами крепостной стены. Стена, насчитывавшая первоначально 17 башен, имела протяженность около двух километров. Высота достигала 21 метра, толщина – более четырех. Ныне сохранилось всего семь башен: мощнейшая крепость, устоявшая в битвах с татарами, не выдержала атак сограждан, разобравших могучие стены на строительный материал еще в начале XVIII века.

Коломенский кремль – родственник Московского кремля

Существует версия, что строительством Коломенского кремля руководил итальянский архитектор, который до этого построил Московский кремль, взяв его за образец при строительстве крепости в Коломне. При большом сходстве со столичным собратом Коломенский кремль имеет также и итальянские черты, в которых повторяются формы крепостей Турина, Милана, Вероны.

За свою пятивековую историю стены и башни Коломенского кремля были участниками и свидетелями междоусобных «разборок» великих князей, противостояния Московского княжества и Золотой Орды, единения русских войск для походов против недругов и авантюристов Смутного времени.

По легенде, в одной из башен, которая ныне называется Маринкиной, была заточена Марина Мнишек. Одни считают, что здесь она и скончалась, другие верят, что узница, обратившись сорокой, вылетела в окно. Но обе стороны сходятся в том, что смутьянка захоронила клад под створкой Пятницких ворот.

Русское богослуженье

Что же касается «русского богослуженья», Коломна во все времена была не просто религиозным центром Московского княжества, а его церковной столицей, всегда гордилась своими святыми местами и монастырями. Самый древний – Богородице-Рождественский Бобренёв монастырь, архитектурный памятник храбрости и доблести русских воинов, которые разгромили войско хана Мамая в Куликовской битве. Монастырь был возведен на деньги князя Дмитрия Донского.

Старо-Голутвин монастырь в Коломне – второй по старшинству. Он был основан возле слияния Оки и Москвы-реки в 1385 году Сергием Радонежским. Во время Великой Отечественной войны монастырь был базой артиллерийских частей Красной армии и сильно пострадал от своих же — солдаты, тренируясь в точности стрельбы, использовали в качестве мишеней лики святых…

В кремле расположена еще одна знаменитая обитель – Успенский Брусенский монастырь, основанный во второй половине XVI века. Перед походом на Казань Иван Грозный дал обет в случае победы построить в Коломне монастырь. И слово сдержал. Изначально монастырь населяли участники Казанского похода. Теперь он стал женским.

Череду действующих Коломенских монастырей завершает Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь. На некоторое время после 1918 года он был превращён в коммуналку воинствующих атеистов. Что тут скажешь? У храмов, как и у людей, бывают трудные судьбы.

«Я страшно пил вино…»

Но не будем о грустном. Давайте лучше о вкусном! Перво-наперво про пастилу традиционную русскую сладость. Этот высушенный в печи десерт из взбитого ягодного или яблочного пюре был очень популярен в дореволюционной России. Пастилу делали еще в XV веке, она была своеобразным «средневековым консервом» — хранилась долго, не теряя вкусовых свойств.

В этом доме бывал Александр Куприн…

Не было пастилы вкуснее коломенской. После революции предприятия были экспроприированы, производство прекращено. Вкус забыт, фирменный рецепт утерян. Но нашлись энтузиасты, которые век спустя обнаружили в архивах утраченный было рецепт коломенской сладости, восстановили фабрику и возродили производство. При фабрике создали Музей забытого вкуса, при музее разбили сад, в котором разместилось кафе «Вкусные истории», где в качестве меню – рукописная книга старинных рецептов. О коломенском музее-фабрике ещё несколько лет назад никто не слышал. Теперь же собираются открыть филиал в Великобритании – в Норфолке, где растут яблоки, не подвергнувшиеся гибридизации и потому подходящие для производства традиционной пастилы.

В сувенирной лавке музея есть из чего выбирать. Не перечисляя все 33 рецепта, которые используются ныне для производства пастилы, скажем, что есть здесь кондитерская линия, посвящённая русским писателям. Вот, например, любимая пастила Льва Толстого, рецепт которой нашли в записях его жены Софьи Андреевны. Невероятным сластёной был и Достоевский – у него всегда были припасены синий изюм, желе из фруктов, шоколад, мед, а к посту Фёдор Михайлович покупал красную и белую пастилу. Их рецепты тоже восстановлены.

… а в этом – Анна Ахматова

Но самый необычный экспонат музея – «Пастила «Трезвость». Отъ запоя и пьянства». Она производилась с 1735 года, в 1907 году была удостоена Большой Золотой медали и Гран-при на Парижской выставке. В архивах Российской государственной библиотеки хранится рекламный листок 1909 года, расписывающий чудодейственные свойства отрезвляющей пастилы.

Результат иллюстрируется фотографиями «до» и «после» — лохматый мужик в пижаме и франт в белоснежной сорочке. «Я страшно пил вино, а теперь я ем пастилу «Трезвость», — гласит рекламный слоган. И реклама не обманывает. Русский народ давно знает, что клин вышибается клином, а застарелый хмель – новым. В Коломне же придумали останавливать запой с помощью яблочной пастилы с добавлением в неё взвара хмеля. Между прочим, пастила «Трезвость» и сейчас самый ходовой товар. Хотя коробочка этого чудесного снадобья стоит 600 рублей – в шесть раз дороже, чем любая другая пастила.

Секреты тертого калача

Как ни вкусна коломенская пастила, но коломенский калач вкуснее, хотя и делается всего-то из муки, воды и хмеля. Да, есть еще один ингредиент – соль. Так в чем же секрет? В смеси мук! Именно такое словосочетание употребляют создатели музея «Калачная лавка». А смесь эта, как говорят, делалась по золотому сечении, как произведение искусства: смешивались слои крупитчатой муки и обычной. Второй секрет – технология. Тут тоже без мук не обошлось. Главное – специальная двухподовая печь, конструкцию которой восстанавливали по архивам. Топят ее березовыми дровами без коры – для белизны калачей. И раскатывают тесто, вернее, «трут» на столе с чугунной поверхностью, под которую насыпают кусочки льда. Отсюда и выражение – «тертый калач». «Дойти до ручки» — это тоже пошло от коломенского калача. Калач похож на амбарный замок. Верхнюю его часть – дужку, которую называют ручкой, раньше не принято было есть. Она была нужна для того, чтобы мастеровой человек мог браться за неё грязными руками. Так вот, её выбрасывали собакам. И если кто-то съедал эту ручку (кстати, очень вкусная штука), про него и говорили: дошёл до ручки, то бишь до крайней степени нищеты. Не поверите, но «раскатать губу» и «закатать губу» — тоже привет от калача! Чтобы корочка не потрескалась, на калаче делали надрез и закатывали «губу», посыпали открывшуюся щель мукой и раскатывали «губу». Вот и всё, ничего обидного.

Коломенский калач вкуснее французского круассана

Однако не станем выдавать всех секретов коломенского калача, лучше один раз попробовать, чем сто раз услышать. Коломенский калач считался на Руси вершиной пекарского искусства. И стоил целое состояние – за одни и те же деньги можно было купить либо один калач весом в один фунт (454 грамма), либо десять килограммов селёдки.

Калачная – музей необычный. Здесь не рассказывают, как пекут калачи, а показывают. Причём показывает сам калачник, историческим прототипом которого стал коломенский посадский человек по фамилии Миляев. И завершается часовая экскурсия чаепитием и поеданием калачей с пылу с жару. При музее есть лавка, где торгуют калачами на вынос и с возу. Специально для этого приобрели лошадь породы першерон, выведенной во Франции, как это было век назад. И не усматривайте тут аналогии с французскими круасанами. Просто на тяжеловозах першеронах возили мешки с мукой.

Вот так с большим энтузиазмом в Коломне возрождают не только старинные торговые промыслы, но и забытый вкус русской истории.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о