Крит
Все стало вокруг голубым. Фото Натальи Веркашанцевой

Греция. Хождение к трем морям. Часть 1

Была у меня заветная мечта – побывать на острове. И вот она осуществилась. Причем, вдвойне: удалось побывать на двух – Крите и Санторини. Оба из разряда «самые». Крит – самый большой остров в Греции, Санторини – самый посещаемый в Европе: в сезон принимает до 46 авиарейсов в день.

Крит на самом деле большой. Объехать его по побережью все равно, что добраться из Самары до Москвы. Поэтому те, кто здесь побывал, возвращаются сюда снова и снова, чтобы увидеть то, что не успели. В Интернете даже создано сообщество тех, кто раз и навсегда полюбил этот остров. И я их понимаю: есть в этих местах что-то завораживающее. К одной стороны – скалистые горы, как застывшие гигантские волны, навевающие мысли о первом дне творенья, с другой – безмятежные бирюзовые воды Критского моря, в которые ныряешь, как в небеса.

Козочки кри-кри вскормили своим молоком Зевса

Впрочем, Критское море – это в северной части острова, с юга его омывает Ливийское, с запада – Ионическое. Не зря же говорят, что именно здесь в одной из многочисленных пещер родился отец богов и людей Зевс. Не случайно именно сюда он, превратившись в быка, привез прекрасную Европу, похитив ее в Финикии. И на этих берегах она родила ему трех сыновей. Наибольшую славу из них получил Минос – справедливый и мудрый царь Крита, во времена которого остров был центром минойской цивилизации – древнейшей в Европе. Представьте себе, здесь до сих пор сохранились ее зримые следы – руины Кносского дворца, того самого, где был Лабиринт Минотавра. А ведь этому легендарному сооружению с его уникальными росписями перевалило за 4000 лет! Да, в Греции умеют не только слагать красивые легенды, искусно переплетая их с действительностью, но и хранить все, что с ними связано.

Вот как надо уважать деревья!

Кстати, в память о победе Тесея над Минотавром на Крите появился ритуальный танец Лабиринта. Родиной Крита также считается и танец сиртаки. Чуть было не написала «народный». Но сиртаки придумали совсем не греки. Тем более не древние. А американский актер Энтони Куинн каких-то 50 лет назад. Но произошло это на Крите на съёмках фильма «Грек Зорба». В финальной сцене картины Алексис Зорба (персонаж Энтони Куинна) учит своего друга греческим танцам под музыку, написанную Микисом Теодоракисом. По сценарию, движения должны быть быстрые и подпрыгивающие. Но Куинн сломал ногу, и съёмки пришлось отложить. Через несколько дней гипс сняли, но актер не мог ни поднимать, ни опускать ногу – боль была нестерпимой. Без особого дискомфорта сломанную конечность можно было только волочить. Что артист и стал делать, тем самым придумав танец со скользяще-тянущим шагом. Он вытягивал руки, как в традиционных греческих танцах, и шаркал по песку. А режиссёру сказал, что эти движения ему показал один из местных жителей. И для пущей убедительности придумал для своего танца греческое название — «сиртаки». Это уменьшительный аналог слова «сиртос», которое является общим названием нескольких критских народных танцев. После выхода картины в прокат сиртаки, его еще называют «Танец Зорбы», стал визитной карточкой страны. А Энтони Куинн получил звание Почётного гражданина Греции.

* * *

На Крите все дышит историей. С ней можно соприкоснуться не только во дворцах, но и в хижинах. То бишь, в старинных критских деревушках. Как в горной деревне Спили, знаменитой своими венецианскими источниками в виде львиных голов, из пастей которых струится кристально чистая вода. Надо сказать, потомки древних греков не теряются, удачно используя эти фишки для приманки туристов. Например, в тавернах деревеньки Аргируполи, известной своими ручьями и водопадами, подают в кувшинах воду, бегущую с гор по допотопным, в буквальном смысле этого слова, акведукам. Многие едут сюда не только для того, чтобы осмотреть раскопки Древней Лаппы, но и пообедать в этих тавернах. Ощутить, так сказать, историю на вкус. Кстати, порции такие огромные, что одной хватает на двоих, а то и троих. Можно и поесть, и выпить вина чуть больше, чем на десять евро.

Венецианская бухта древней Ханьи

Неизгладимое впечатление производят венецианские крепости: ведь Республика Венеция долгое время господствовала над этим островом. Строения так вписаны старыми зодчими в ландшафт, что скала и крепость кажутся одним целым. И для этого им не надо было заканчивать дизайнерские факультеты. Жизнь учила – прежде всего, экономить строительный материал (тогда же ведь не было цементных и кирпичных заводов) и человеческий. Хотя рабсила, наверное, ценилась менее всего. Крепости здесь в каждом городе. Но самая грандиозная, город в городе, – Фортецца в Ретимно на холме, где некогда стоял храм Аполлона и святилище Артемиды. На ее строительство было привлечено больше 100 тысяч критян использовано более 40 тысяч вьючных животных. Построенная по всем правилам бастионной оборонительной системы, крепость, тем не менее, сдалась на милость победителя Хусейна Паши. К людям победитель проявил милость, а к строениям, увы. Собор святого Николая завоеватели перестроили в мечеть Ибрагим-хана. А вот греки, освободившись от турецкой оккупации, не стали перестраивать мечеть в храм. Просто переоборудовали стоявший рядом резервуар для воды в часовню, видимо, мудро рассудив, что искренняя молитва дойдет до Господа и из резервуара. А в мечети теперь проводятся концерты.

Потомкам древних греков не чуждо современное искусство

Жители Крита вообще очень рассудительные, спокойные и приветливые. Не считают за труд лишний раз улыбнуться. Причем, искренне. И щедрые. Ни в одной стране, а я побывала почти в полутора десятках стран, мне не подавали в кафе дижестив и десерт бесплатно. А здесь подношение дорогому гостю в виде рюмочки раки — критской водки и грозди винограда, в некоторых тавернах ломтиков арбуза или тарелочки цукатов с изюмом, приправленных сиропом, обычное дело.

* * *

Пусть меня обвинят в эпикурействе, но признаюсь: до самозавбения влюбилась в пляжи Крита. Посетила все, какие успела. Спасибо взятому напрокат юркому фиатику. (Стоимость ренты: 65 евро — сутки, столько же – трое. Литр бензина – около двух евро). Сначала был Пальмовый пляж Превели. Путь не близок: дорога идет среди скалистых каньонов, за вершины которых цепляются облака. Потом дикие горы с парящими в вышине орлами сменяются долинами с оливковыми рощами (Говорят, на Крите около 30 миллионов оливковых деревьев. Не знаю, кто их считал, но возле каждого дерева имеется черная сеть, в которую стряхивают урожай. Выходит, и впрямь, каждое дерево на учете).

И вот он – южный берег Крита, где плещется уже другое – Ливийское море, переливаясь сине-бирюзово-голубыми оттенками. Но до него еще спускаться минут 30 по скалистым уступам. Зато какая картинка! Лазурные воды, светлый песок и, о чудо, тропический пальмовый лес по берегам горной реки, спешащей к морю! Сказка! Подниматься назад, правда, приходится минут 40 по солнцепеку. Но не во всех же сказках героев подвозят на коврах-самолетах.

Пляжи Элафониси славятся розовым песком

Следующая жемчужина Крита – пляж Элафониси. Один из самых известных и красивых пляжей мира. Знаменит цветными песками: от лилового до бледно-розового – микс перемолотых кораллов и обломков мелких ракушек. Строго говоря, Элафониси – это остров, отделенный от Крита узким проливом, который в отдельных местах можно перейти вброд. Территория острова является заповедником, где нашлось место лилиям, исчезающему виду черепах каретта и редким видам птиц. Вода здесь прозрачна, как воздух, и тепла, как парное молоко. Небольшая глубина позволяет купаться даже в шторм, здесь не бывает больших волн. Можно просто ходить по колено в воде, любуясь красотами и серфингистами, или часами лежать на мелководье, что многие и делают, впав в детство. Элафониси – это уже не сказка, а рай.

* * *

Чего еще на Крите много, так это монастырей и церквей. В пяти километрах к северу от Элафониси возвышается монастырь Божьей Матери — Хрисоскалитисса, похожий на крепость. Это не удивительно: монастыри и служили убежищем от врагов. На Крите встречаются памятники священникам, держащим в руках оружие, которым обороняли обитель от захватчиков. Где еще, как не тут, во владениях Заступницы, просить за своих близких? Смеркается. А впереди еще ущелье Тополиа, известное своей святыней – пещерой святой Софии. Надо успеть туда до темноты. Это имя пещера получила от часовни святой Софии, которая находится тут же – среди причудливых композиций и скульптур, созданных самой природой из сталактитов и сталагмитов. Но и человек постарался не меньше, о чем свидетельствуют фрески XIII столетия, украшающие вход в пещеру. Во время осады Константинополя здесь была спрятана икона святой Софии, ее лик нашли замурованным в камне. Вообще в пещере было сделано множество и других находок, например, времен неолита, которые позволяют утверждать: много веков назад она служила местом культовых поклонений. Здесь, на высокой скале, почти у самой кромки неба, судя по свечам и лампадам возле икон, и сейчас проводятся службы. Самая настоящая пещера, но не покидает ощущение, что это храм. Вот кто-то шумно взмахнул крыльями под сумеречными сводами. Не летучая мышь, а голубь. Если помните, эта птица символизирует дух святой.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о