Спектакль «Саломея»: про любовь сильную, как смерть


Спектакль Саломея
Спектакль «Саломея». Фото Наталии Веркашанцевой

Может ли кукла быть похотливой? Может! Куклы могут все. Особенно если это персонажи спектакля, поставленного Олегом Жюгждой – белорусским режиссёром с мировым именем.

Речь о его спектакле «Саломея» по пьесе Оскара Уайльда, премьера которого состоялась в минувшие выходные в Оренбургском областном театре кукол. Олег Жюгжда обращается к писателям и драматургам, писавшим отнюдь не для «кукольной» сцены – Шекспиру, Достоевскому, Салтыкову-Щедрину, Гоголю, Чехову и другим классикам. Ему, приверженцу психологического театра, интересна жизнь человеческого духа. И он стремится воплотить психологизм через куклу. Потому Иродиада, некрасиво состарившаяся развратница, соблазняющая в присутствии супруга своего пажа, вызывает у зрителя отнюдь не «кукольные» чувства, а самое неподдельное человеческое отвращение. Впечатление усиливает грубая, вульгарная телесность героини. Но хватит о блуднице. Спектакль не об этом. Хотя, по легенде, именно Иродиада подговаривает дочь попросить в награду за свой танец у Ирода голову пророка, который обличал её распутство.

Спектакль Саломея

Спектакль «Саломея» – о любви. Да, Саломея просит голову пророка. Но не по наущению матушки. Иоканаан отверг ее любовь. Не дал её охваченным страстью устам «поцеловать его рот». За это и поплатился жизнью, «… ибо крепка, как смерть, любовь; стрелы ее – стрелы огненные». Эти слова не звучат в спектакле, они не из пьесы Оскара Уайльда, они из библейской книги «Песнь Песней», идущей вслед за сюжетом о бессмертной любви великого царя Соломона и простой девушки с виноградника Суламифи. Но эти строки могли бы стать эпиграфом к рассказанной театром истории любви. Любви сильной, страстной и взаимной.

Спектакль Саломея

Ужаснувшись содеянному, Ирод приказывает казнить Саломею. Искупив греховное желание ценой жизни, она оказывается рядом с возлюбленным. Финальная сцена. Иоканаан и Саломея, стоя на коленях, смотрят друг на друга как зачарованные и сыплют сквозь пальцы песок. «Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви», — это снова «Песнь Песней». Но эти строки вложены в уста Иоканаана. Безмолвно струится песок, засыпая Ирода, его владения, жизнь, когда-то шумевшую тут. Рушатся царства, исчезают с лица земли могущественные правители. Всё тлен, кроме любви!

Спектакль Саломея

Спектакль «Саломея» – вершина, покорённая оренбургскими кукольниками. Новый драматургический материал, требующий глубокого погружения, куклы, сделанные по новым технологиям, новая режиссёрская школа, – театр блестяще справился со всем новым. И ещё одно «новое» – Олег Жюгжда открыл для оренбургского зрителя новые грани дарования актрисы Елены Смирновой, создавшей образ Саломеи-Суламифи. В царевне Иудеи уживается девочка, играющая с ящерками, сама похожая на зверушку, и отвергнутая женщина, которая знает, что месть – это блюдо, которое надо подавать холодным. На образ работало не только мастерство кукловода, но и весь облик актрисы: лицо, голос – чарующий и завораживающий. Даже если смотреть спектакль с закрытыми глазами, всё равно представишь такую Саломею, какой её задумал создатель спектакля — тонкую, гибкую, прелестную в своей молодости и очень опасную.

Спектакль Саломея

И, конечно, нельзя не сказать о главной интриге – знаменитом Танце Семи Покрывал, за который принцесса и получила свою кровавую награду. На пресс-конференции перед премьерой ваш корреспондент спросил у режиссёра, сколько актёров будет работать с куклой во время танца.

– Пока не скажу, – улыбнулся Олег Олегович. – Да и будет ли танец?

Танец был. И семь покрывал были. Но это был очень обычный танец. Ни полцарства, ни тем более головы пророка он не стоил. Это на наш взгляд. Но не на взгляд очарованного юной царевной тетрарха Ирода. Ему достало бы и того, чтобы она просто сняла сандалии со своих ножек.

Удивительно, как своеобразно прочёл известную, чтобы не сказать расхожую, историю Олег Жюгжда, режиссёр, обладающий богатым воображением, умеющий мыслить глубоко и нестандартно, создающий свой собственный театральный язык. Попадая в его мир, тоже начинаешь видеть чуть дальше, думать чуть глубже, понимать и любить чуть больше.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Станцует ли Саломея? Режиссер с мировым именем представит свой спектакль в Оренбурге

Волнующее здесь всё. И сама пьеса, которая с момента своего появления была запрещена и на родине автора — в Англии, и в России. И имя режиссёра-постановщика.

Вадим Смирнов

Вадим Смирнов: «Мне всегда хочется работать!»

Вот уже десять лет, как в Оренбург приехал заслуженный артист России Вадим Смирнов. Для Оренбургского театра кукол и для поклонников кукольного искусства его появление в нашем городе – самый настоящий праздник.



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о