Вячеслав Лабузов: «Нынешние выпускники очень прагматичны»

Под занавес уходящего года состоялась «Прямая линия» с министром образования Оренбургской области Вячеславом Лабузовым. Публикуем ответы министра на вопросы, заданные читателями «ОН».

Когда начинать готовиться к ЕГЭ? 

Елена Иваницкая: 

— Мой сын учится в 6-м классе. Может, ещё рано беспокоиться, но я хочу знать, когда надо начинать готовиться к ЕГЭ?

— Хороший вопрос. Если все мамы будут такими беспокойными, мы превзойдём все ожидаемые результаты. На самом деле, шестой класс – очень серьёзный период. В это время уже пора определяться. Во-первых, со склонностью ребёнка – гуманитарий он или технарь. Во-вторых, надо проконтролировать, как ребёнок усваивает учебный материал. Если есть проблема, надо начать заниматься дополнительно. Но здесь возникает вопрос: на какое количество баллов рассчитывает будущий выпускник?

Как обстоят дела с малокомплектными школами?

— Я родом из села. И меня волнует тема сельских школ, я имею в виду малокомплектные, которые либо закрываются, либо под угрозой закрытия. Некоторое время назад эта проблема стояла очень остро. Как сейчас обстоит дело?

— По этому поводу есть чёткая позиция губернатора. Я её разделяю и поддерживаю: школа на селе – это не только образовательный, но и социокультурный центр. Не будет школы, не будет и села. Поэтому те школы, где теплится жизнь, мы сохраняем. Хотя по уровню образования малокомплектные школы отличаются от полноценных. И ребята, которые выходят из этих стен отличаются – по уровню знаний, коммуникабельности, способности внедриться в социум. Здесь много проблем. В том числе и кадровая. В малокомплектную школу, бесперспективную с точки зрения молодых учителей, вряд ли кто-то поедет. Многие территории проблему малокомлектных школ давно решили, закрыв их. В той же Перми таких школ уже нет. Они в радиусе 20 километров определили базовую школу и возят туда учеников из близлежащих сёл. У нас область очень протяжённая. За последнее время, конечно, многое сделано, чтобы дороги стали приличными. Но есть места, где ещё грейдер, по которому передвигаться некомфортно. Поэтому мы всё-таки сохраняем школы. И учителей малокомплектных школ учим чаще и больше, чем учителей из комплектных. Ребёнок, который родился в маленьком селе, должен получить тот же объём и тот же уровень знаний, что и его сверстник, живущий в городе.

Что происходит с ПТУ?

Нина Михайловна Петрова:

— Сейчас сплошные университеты и академии. Уже институтов не осталось. А что происходит с ПТУ? Обучают ли у нас рабочим профессиям?

Читайте также:
WorldSkills: с уверенностью в будущее!

— Обучение рабочим профессиям, по меньшей мере, в городах и районных центрах, востребовано и сохранено. Только форма обучения изменилась. Оно теперь в составе среднего профессионального образовательного учреждения. Подобные изменения – тоже дань времени. Сегодня водитель автогрейдерного катка должен иметь среднее специальное образование. Иначе его не допустят к работе. Существуют группы, которые проходят подготовку в рамках начального профессионального обучения, потом они переходят на среднее профессиональное. Процесс идёт. Сегодня Россия вступила в международное движение WorldSkills. Оренбургская область тоже в это движение достаточно активно вошла. Год назад у нас было 10 направлений подготовки. Сегодня – 25. В 13 образовательных учреждениях вводится открытый экзамен – новое, которое, по сути, хорошо забытое старое. У меня был приятель, он учился в военном училище, где готовят техников. Они сдавали экзамен следующим образом: их подводили к самолёту и говорили – найдите неисправность. И они находили, исправляли и получали соответствующую отметку. Вот и так называемый демонстрационный открытый экзамен будет проходить так же. Требования возрастают, меняется и форма экзамена.

 

Руслан Чукеев 

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о