На краю снега: как выживают поселки под Орском?

Если повернуться к селу Лужки спиной, то чистое от снега поле сольется в бесконечности с горизонтом. Даже мутное по-зимнему небо здесь кажется дальше от человеческого взгляда. Эта ширь не только вдохновляет, но и пугает с непривычки. До города несколько десятков километров, да что до города, до нормальной  асфальтовой дороги еще нужно суметь добраться.

Многие из сельчан хоть сейчас готовы собрать чемоданы и переехать в Орск, но это чисто теоретически.  Денис приехал сюда с женой несколько лет назад, устав мыкаться в городе в поисках работы. Оказалось, здесь в Лужках ее нет вообще. Однако нашлись другие заботы: большой огород, домашняя живность, ремонт дома в режиме нон-стоп. Уже почти привык жить натуральным хозяйством, и чай пьет из самовара, коротая зимние вечера. Не потому, что еще недавнему городскому пацану  так дороги традиции предков, а потому, что особого выбора нет. 

– В столицу тоже ездил на заработки, – рассказывает он мне, расчищая от снега тропинку к дому, – сейчас не особо жалею, что вернулся. Жить на съемных квартирах напрягает, а свою купить едва ли светит.  Да и обстоятельства… 

Обстоятельства – это маленькие дети и уже не молодые его и женины родители, которым надо помогать.

Дом Денису достался от родственников, а вместе с ним и новые еще неведомые проблемы. Впрочем, с ними домочадцы Дениса и он сам уже свыклись. И зима в глуши с морозами и снегом не беда. Ну, или полбеды. Это орские чихвостят власти, когда чуть припорошит городские дороги, а здесь иной расклад. МЧС после заносов на трассе Оренбург – Орск, теперь каждый раз предупреждает CМСками: остерегайтесь поездки за город. Местные за город не ездят, потому что живут далеко от него.  Сотовая связь тут работает через раз, поэтому сообщения МЧС запаздывают или теряются в заснеженном эфире. 

Супермаркетов и аптек нет и не будет. Ближайшая поликлиника в райцентре, до которого еще нужно добраться. Поэтому мой приятель всегда возит в машине канистру бензина и на всякий случай, спальный мешок, в общем-то, бесполезный при хорошем морозе. 

Я рассказываю Денису про то, что один из орских провайдеров задумал тянуть Интернет в окрестные с городом села, мол, глядишь и до тебя дойдет. Пересказываю какой-то официоз про «дорожные карты».

— Какие дорожные карты, – гогочет он, – если дорог нормальных нет? Только у нас чиновники могут писать, что не обнаружили плохих дорог в деревне, поскольку не доехали в эту деревню по причине плохих дорог.

Слова эти он произносит искренне и без особого сожаления, обиды. В таких отдаленных закутках области вообще ценности жизни несколько другие: например, в почете не тот, у кого иномарка дороже, а тот, у кого, к примеру, авто с повышенной проходимостью или своя дизельная электростанция есть. Хотя со светом, слава Богу, перебои нечастые.

Не сказать, что нынешняя зима выдалась какой-то особенно суровой. Дороги чистят, а можно и трактор нанять, а к нему сзади прицепить покрышки от БелАЗа, чтобы получился грейдер. Пока по обочинам высятся снежные холмы, в этом можно даже найти что-то красивое. Но как только начнет все таять, дорога опять перестанет существовать. Все  превратится в непролазную топь.

Вокруг Орска много таких поселков и сел, где жители привыкли рассчитывать в основном на себя. И живут обособленно, хотя до властей по российским меркам рукой подать. Среди этих стойких людей можно, конечно,  встретить и тех, кто живет одним днем.  Беспробудно и на что – непонятно. Посреди дня просыпаются в промерзшем доме, идут к ближайшему забору, доски от него отрывают, печи топят.

На отшибе Орска есть станция Ущелье, где несколько лет назад замерзла в неотапливаемом доме 10-летняя девочка. Если бы не новая трасса Оренбург – Орск – граница Челябинской области, в заснеженную пору сюда до сих пор бы добирались разве что на электричке. Дальше поселок Урпия, который выпадает из цивилизации дважды в год: в половодье, когда Орь выходит из берегов и топит дорогу на большую землю, и зимой, когда через заносы не пробиться «скорой помощи». Есть Можаровка, Чапаевка, Крык-Пшак и многие другие.

Вместо охранных сигнализаций здесь у каждого по собаке. Из живых к вечеру на улице только голуби. Жизнь в темноте скрыта за засовами и заиндевелыми окнами. И даже провинциальный Орск, в сравнении с этими небольшими селами востока области, кажется мегаполисом.

Александр Карандеев

Фото автора

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о