Альбина Кальвина

Художница Альбина Кальвина: «Я красоту ищу в обыкновенном»

В галерее искусств «На Пушкинской» часто проходят прекрасные мероприятия – встречи с художниками. Это дает возможность пообщаться с мастерами кисти, узнать некоторые особенности работы, какие-либо тонкости и хитрости. Такая беседа состоялась и с оренбургской художницей Альбиной Кальвиной.

Вопросы на таких встречах звучат самые разнообразные: от «что вас вдохновляет?» до «что вы коллекционируете?». Альбина Михайловна приоткрыла завесу тайны, что скрывается за дверями мастерской.

Как оказалось, вопрос «где вы черпаете идеи?» является одним из наиболее часто задаваемых:

– Я часто говорю: «Я красоту ищу в обыкновенном». Ведь, что может быть прекраснее, например, раки, лежащие на столе? Или что может быть лучше ирисов, которые растут у дороги? Они же преображают сразу дорогу. А петухи, гуси? Везде, абсолютно, можно найти красоту. Многие художники так и делают, они пишут то, что их окружает или то, что их поражает. Редкие художники, редкие творцы ставят перед собой глобальные задачи и по 20 лет пишут, прорисовывают, делают множество набросков. И после мы много лет смотрим, любуемся этими работами. У меня же, как вы видите, работы достаточно простые, это то, что нас окружает.

Как отметила художница, сюжет картины – дело непредсказуемое.

– Сюжеты моих работ могут родиться совершенно неожиданно. К примеру, когда я была в Непале, первое, что я увидела в аэропорту – это женщина в таком экзотическом красном наряде. И меня поразили ее руки – они были расписаны какими-то узорами. Теперь-то я знаю, что это техника мехенди. И меня так поразили эти узоры, что я даже нарисовала руки этой женщины. А потом родилась картина, на которой я написала свадебное мехенди.

– Чье мнение о вашем творчестве важно для вас?

– Мне важно мнение всех, особенно, конечно, художников, с которыми я общаюсь, работаю. Очень важно мнение моего мужа, моих детей, внуков. Они все первые видят мою работу. И я обычно говорю им: вот, посмотрите, я нарисовала новую работу, как? Не хочу кривить душой, но они меня всегда хвалят. А остальные уже могут и поругать, и что-то сказать. Конечно, мнение многих людей важно, доброе слово и кошке приятно или художника может обидеть каждый.

– Как современные художники влияют на ваше творчество?

– Не все современные художники влияют на мое творчество, не всем я хочу подражать, потому что многие из огня да в полымя ударяются в своих работах. Мне, конечно, и абстрактные работы нравятся, если это на самом деле творчество и хорошо выполненное. Я пыталась делать абстракцию, что-то еще, но мне интереснее написать просто букет полевых цветов, а не изламывать его, делать как-то по-другому. Хотя, я же еще молодой художник, может случиться такое, что я приду и к абстракции. Никто от этого не застрахован.

– Что вы хотите сказать своими работами?

– Во-первых, рассказать о стране, в которой я была, о тех местах, которые я видела. К примеру, деревня Паника недалеко от Бузулука, и у нас там происходят раз в 2 года пленэры. И что вот такое Паника? Да деревушка какая-то полуразвалившаяся. Но ведь красиво, правда? И эти домики, которые остались, и это буйное цветение. Я любуюсь этим, мне хотелось бы, чтобы и вы ощутили это, любование именно этим местом. И также и в других работах. Просто хочу вам показать то, что увидела я. К примеру вы можете увидеть триптих «Ностальгия по Непалу». Потому что ни по одной стране мира я так не ностальгировала как по Непалу. Грязная, полуразрушенная после землетрясения, люди, которые над чистотой вообще не заморачиваются. Кругом развалы, но все так красиво, все эти места, связанные с буддизмом и индуизмом, и эти храмы. И вообще, там столько памятников культуры древних, что ты забываешь обо всем на свете. Мы были там 2 недели, но многое не успели посмотреть. И народ там не такой как в Индии, они более открытые, более гостеприимные. И я по памяти написала этот триптих.

– Есть ли у вас художественное образование, может быть художественная школа?

– У меня не было ни одного учителя, я нигде не занималась, вот все, до чего я дошла – это мое личное достижение.

– Прежде чем начать рисовать, есть ли у вас какие-нибудь ритуалы?

– Да, у некоторых художников есть свои ритуалы. Кто-то включает музыку, кто-то перед началом работы над большим произведением моет полы. Как мне рассказал художник Юрий Григорьев, он каждый год 31 декабря приходит в мастерскую, ставит холст, делает несколько мазков, планирует, какая это будет картина. И 1 января ему уже нужно идти в мастерскую, чтобы продолжать ее рисовать. Это тоже своего рода задел на следующий год. Просто пока ты не закончишь картину тебе нельзя ни болеть, ни отвлекаться.

– Расскажите о смешном или забавном случае, связанном с рисованием.

– Когда мы находимся где-нибудь на пленэре, там же находятся обыкновенные жители, которые живут в поселке Красногвардеец или в Панике. Хотя они не обделены вниманием, туда довольно часто приезжают рисовать. И вот мы рассеемся по всему поселку, стоим с мольбертами. И тогда совершался такой ритуал. Если мы хотим подшутить друг над другом, подходим к кому-нибудь и начинаем « а вы людей можете рисовать?», «а вы сможете меня нарисовать?», «а сколько это будет стоить?». Или ты только сядешь рисовать, у тебя на холсте только 2 палки, а кто-нибудь подходит и говорит «ой, вообще не похоже».

– Какие советы вы можете дать начинающему художнику?

– Не лениться, работать, работать и работать. Потому что картина художника на 90% состоит из труда и только на 10% — из вдохновения. Иногда ты мучаешься, но уже не закончить картину не можешь. Поэтому нужно трудиться и учиться. Я очень жалею, что не поступила ни в какое художественное училище, наверно, я смогла бы достичь другого уровня. А тут приходилось работать методом проб и ошибок.

– Музыканты часами разучивают партии, чтобы добиться результата. А что делает юный художник?

– А юный художник встанет к мольберту и стоит перед ним несколько часов. Иногда ты забываешь о времени. Сядешь на половинку стула, а потом осознаешь, что ты уже весь скрюченный сидишь. Иногда бывает и такое, что болеешь, насморк, а садишься к мольберту и замечаешь, что ничего не болит, практически выздоровел. А потом только отойдешь – и снова заболеваешь. Это очень большой труд. Кто-то думает, что художник пришел, вылил ведро красной, белой краски, и ее тут же за миллион долларов купили, как у нас часто показывают по телевидению. На самом деле, рисовать, даже абстракцию, хотя абстракцию еще тяжелее, потому что там соотношение красок такое хрупкое, его нельзя нарушить.

– У всех творческих людей бывают переломные моменты. Был ли такой у вас?

– У меня такого момента не было. Я, как сейчас говорит молодежь, тупо шла. К освоению, получить как можно больше знаний, иногда приходилось открывать книжку, читать что-то. «Опыт сын ошибок трудных» — я это часто говорю.

– Расскажите советы, фишки, секреты в вашем художественном творчестве.

– У меня никаких секретов нет. Конечно, есть какие-то наработки.

– Какие черты характера помогают вам в творчестве?

– Я думаю, что упорство. Нашему поколению вообще обязательно доводить дело до конца, не бросая на полдороги.

– Что для вас важнее процесс или конечный результат?

– Конечно процесс. В процессе получаешь столько положительных эмоций, а результат тебя может уже и не порадовать.

– Веера на ваших картинах – из вашей коллекции?

– Да, как и статуэтки, и головные уборы.

– Опишите себя одной фразой.

– Я очень дружелюбная.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

1
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Светлана Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Светлана
Гость
Светлана

Очень оптимистичный человек. И от картин исходит тепло! Спасибо,Елена, вы хорошо передали характер автора!