Человек – это звучит гордо: история оренбургского купца Ивана Зарывнова

«Только благотворительностью и можно заставить простить себе богатство», – был уверен французский писатель Прево. Вероятнее всего, Иван Алексеевич Зарывнов   не был знаком с произведениями француза, но убеждения его не только разделял, а даже подтверждал на практике. Став успешным предпринимателем, Иван Алексеевич принимал участие во многих благотворительных начинаниях, но одно предприятие должно было прославить имя мецената в веках.

Дело в том, что наш славный город в начале прошлого века очень нуждался  в приличном ночлежном доме «для горемычного элемента» без определенного места жительства. И если летом бедолагам можно было ночевать под открытым небом, то с первыми заморозками им приходилось очень туго. Ночлежка в Оренбурге была, однако помещение стало настолько ветхим, что «стены походили на дырявое решето, плинтусы окон и дверей совершенно отстали от стен, образовав широкие щели, кое-как заткнутые грязными тряпками и бумагой». Эти импровизированные отверстия являлись и единственной вентиляцией в доме, где по ночам скапливалось до ста человек. Ночлежка делилась на татарскую и русскую половины, условия в которых были одинаково невыносимы. Однако и там мест для всех желающих не хватало. Горемыки с боем брали  нары. Котел, вмонтированный в стену для кипячения воды, использовали в основном для сушки одежды, от чего и без того несвежий воздух становился просто ужасным. Но оренбургские дамы, коим тоже не повезло в жизни, были лишены и этого пристанища.

Исправить ситуацию решил известный предприниматель и гласный городской думы Иван Алексеевич Зарывнов. В далеком 1907 году он выступил с заявлением об отводе земельного участка для постройки здания городского Ночлежного дома на 300 человек. Высший орган местной власти, разумеется, поддержал альтруистический порыв коллеги и  с благодарностью выделил ему участок земли в 400 кв. сажень абсолютно бесплатно.

Казалось бы, население должно было аплодировать его благородству и молиться за его здравие. Но не тут-то было. Ночлежный дом планировали построить на Конно-сенной площади. Однако целая толпа из местных обывателей, возглавляемая трактирщиками, устроила митинг протеста прямо на предполагаемом месте строительства. Когда прибыли городской голова и меценат Зарывнов, пьяные хулиганы выражали протест, выкрикивая исключительно эмоционально-матерные выражения. Не желая раздражать дикие страсти, начальник города и купец вскоре покинули площадь. Вслед за ними в городскую управу явился трактирщик Молчанов и заявил протест от имени местных жителей на постройку ночлежного дома, т.к. они «не нуждаются в подобном учреждении».

Но купец Зарывнов  не привык пасовать перед трудностями.

Помните, у Горького один из главных героев пьесы «На дне», нищий обитатель ночлежки сказал:

«Человек – это звучит гордо!»

Тех, кто по тем или иным причинам оказался на самом дне жизни сегодня ничуть не меньше, чем сто или двести лет назад. А вот отношение к падшим у наших более удачливых граждан несколько отличается от того, как заботились о нищих соотечественниках деловые люди в пошлом. Строительство нового Ночлежного дома было начато в четвертой части города, на углу Нижегородской и Безымянной улиц. Здание обещало стать современным и благоустроенным.

«Ночлежный дом будет представлять из себя величественное двухэтажное здание, строго выдержанное в стиле «ренессанс»,– писала «Оренбургская газета».

Ночлежный дом был построен, теперь это здание по ул. Терешковой, 10 занимает один из коммерческих банков. На церемонии открытия Ночлежного дома присутствовали первые лица губернии: губернатор с супругою, вице-губернатор, председатель окружного суда, городской голова, много гласных и представителей купечества. Тут же находился господин Зарывнов с семейством. После молебна и освящения только что построенного Ночлежного дома, викарий Дионисий указал на огромное значение, которое будет иметь данное сооружение. Оратор обратил внимание на то обстоятельство, что будущие обитатели Ночлежного дома, «концентрируясь в последнем, тем самым оградят граждан от заразы, носителями которой являются все обойденные люди».  Мало того, самим господином  Зарывновым были разработаны и направлены в управу «особые правила для обитателей ночлежки».

«Наш дом открыт для всех желающих ночевать без различия национальности, пола и возраста…Никакой платы за ночлег не взимается, предоставления документов, или видов на жительство не требуется. Пьяные в Ночлежный дом совершенно не допускаются; и во избежании недоразумений, около дома должен  быть полицейский пост.

Для просушки теплой обуви и платья имеются особые сушильные камеры; желающие просушить свои вещи, несут таковые к камерам, сдают надзирателю… Развешивать вещи для просушки на койках и подоконниках, лестницах и батареях отопления – не допускается.

Утром и вечером предоставляется ночлежникам кипяток… Безусловно, воспрещается употребление спиртных напитков, всевозможные игры, как то: в орлянку, карты, кости и прочие; песни, а так же буйство, ссоры и драки.

Виновные немедленно удаляются. Курение табаку воспрещается. Ночлежникам предоставляется право направлять свою корреспонденцию по адресу Ночлежного дома. Для наблюдения за общим порядком в Ночлежном доме назначается старший надзиратель, а так же два помощника, надзирательница для женского отделения, дворник (он же истопник) и две уборщицы.»

Как это не покажется многим парадоксальным, но Иван Алексеевич Зарывнов тратил огромные средства – пятьдесят тысяч рублей вовсе не для того, чтобы его куда-нибудь выбрали. Он просто отлично понимал, что на Руси « от сумы и от тюрьмы» никто никогда не был застрахован.

Но награда все же нашла своего героя. Летом 1910 года губернатор сообщил городскому голове, что Государь Император «всемилостивейшее соизволил присвоить купцу Ивану Алексеевичу Зарывнову звание почетного гражданина города Оренбурга». Так что для современных деловых людей есть весьма достойный пример для подражания.

Серебряная свадьба купеческой четы Зарывновых

В 1900 году Иван Алексеевич и Ираида Александровна Зарывновы с размахом отмечали серебряную свадьбу. Об этом событии писали практически все оренбургские газеты.

Торжество началось заздравным молебном в Троицкой церкви, а закончилось в доме юбиляров, где по русскому обычаю гостям предложили отведать чем Бог послал. Сразу же после молебна служащие Торгового дома «Алексей Зарывнов и сыновья» преподнесли чете Зарывновых дорогую икону-складень «Святого Иоанна и Святой Ираиды». Иван Алексеевич был тронут до слез и сердечно поблагодарил своих подчиненных. Сам оренбургский губернатор и наказной атаман оренбургского казачьего войска Яков Федорович Барабаш лично приехал поздравить супругов и выразить  свою глубокую симпатию за их истинно христианскую благотворительность во все приюты для сирот, богадельни для бедных и тюрьмы для заключенных.

Даже среди киргиз Тургайской области была известна благотворительность купцов Зарывновых. Алексей Иванович был яркой и значимой фигурой в деловых кругах Оренбургской губернии. Уроженец Нижеродской губернии, он начал с основания в семидесятых годах 19 столетия временной торговли в период ярмарок на меновом дворе, но скоро его чайные и мануфактурные лавки стали постоянными торговыми точками. А через два десятка лет фирма «Алексей Зарывнов и сыновья» стала первой в Оренбурге с годовым оборотом свыше двух миллионов рублей. По солидности и добросовестности дела купцы Зарывновы оставили далеко позади многих своих конкурентов, их Торговый дом за короткое время завоевал добрую славу и встал в один ряд с такими знаменитыми старинными купеческими фамилиями как Веснины и Дюковы.

Простая купеческая семья Зарывновых состояла из троих семейных братьев, которые старались дать своим детям хорошее европейское образование.

Ираида Александровна была женщиной выдающейся, под стать супругу. Она состояла попечительницей приюта сирот-девочек при женском монастыре и лично выдала замуж более десятка девиц, справив им приданое. Разумеется, знакомые у Ираиды Александровны были люди совсем небедные, и их госпожа Зарывнова сделала  союзниками в своих благородных делах. Огромную сумму тысячу рублей благотворительница пожертвовала на открытие оренбургского Дома Трудолюбия, назначение которого было «приходить на помощь бездомным, вышедшим из больниц, не имеющим еще заработка, освобожденным из мест заключения и всем впавшим в крайнюю бедность, предоставлением честного труда и дневного приюта».

В общем, и спустя более ста лет бизнес и благотворительность купцов Зарывновых – достойный пример для подражания.

В статье использованы материалы Государственного архива Оренбургской области.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о