Спектакль «Голубая камея». Фото из архивов оренбургского театра музыкальной комедии

Директор театра музкомедии Оренбурга Светлана Борисова: — Задача театра – удивлять

По стране широкими шагами ступает Год театра. Мы решили узнать, чего ждут от него оренбургские служители Мельпомены и чего, в свою очередь, ждать от них публике. Предоставляем слово руководителю самого крупного театрального коллектива области – директору театра музыкальной комедии Светлане Борисовой.

– Региональное министерство культуры и внешних связей разработало программу «Живые театральные уроки», согласно которой театры должны объехать самые удалённые уголки Оренбуржья. Нашему коллективу предстоит побывать в шести городах и районах области: в Грачевке, Новотроицке, Бузулуке, Новосергиевке, Александровке, Пономарёвке, где мы покажем мюзикл «Три мушкетёра» и сказку «Аленький цветочек». Оба произведения входят в школьную программу.

– А мюзикл «Дубровский» не собираетесь везти? Он тоже входит в школьную программу.

– В этой постановке занят оркестр, поэтому её невозможно играть в районных Домах культуры. Наши спектакли вообще сложно вывозить, они многонаселённые. Помимо солистов в них заняты артисты хора и балета. Недаром мы считаемся самым большим театром Оренбургской области. Поэтому выбираем только те площадки, где сможем разместиться. Кроме того, мы очень зависим от технической оснащённости сцены, которая позволяет реализовать все световые, декорационные и другие постановочные решения. Так что для нас, в отличие от театра кукол или татарского театра, выезды довольно проблематичны. Мы более стационарны.

– А если делать некоторые постановки специально для разъездов?

— У нас есть такой спектакль – водевиль «Так не бывает!». Он нас очень выручает. Мы с ним проехали весь Крым. Гастролировали и по другим регионам. Недавно вернулись из Бугуруслана. Но мы не можем делать ставку только на спектакли, удобные для разъездов. Они не пойдут на стационарной сцене. Наши зрители уже привыкли к ярким, масштабным проектам. Но как бы там ни было, в программе «Живые театральные уроки» мы примем самое активное участие.

– Планируются ли выезды за пределы Оренбуржья?

– Собираемся в Москву, чтобы принять участие в фестивале музыкальных театров «Видеть музыку». Повезём мюзикл «Джейн Эйр». На этом фестивале не присуждают призов. Но, что гораздо важнее, там работает очень хорошая команда критиков, которая делает подробный разбор каждого спектакля. Нам очень важно, что нас увидят другими глазами. Если посчастливится войти в программу «Большие гастроли», сможем поехать в Самару, где в течение трёх дней покажем шесть спектаклей – три взрослых и три детских. Очень хотелось бы туда попасть. Мы там давно не были.

– Как театр собирается отметить Международный день театра в Год театра?

– Готовим грандиозный концерт-калейдоскоп «Артисты… шутят!», в котором занята практически вся труппа. С артистами работает московский режиссёр Светлана Кауфман, которая ставит концертные программы звёздам первой величины. По её замыслу, наши артисты предстанут в неожиданном ракурсе. В отрывках из спектаклей текущего репертуара вместо арий исполнят хиты мировой эстрады. Ребята, заразившись этой идеей, с энтузиазмом импровизируют на сцене. Кстати, петь будут под оркестр. Так что стараемся выполнять главную задачу театра – удивлять. После каждой нашей грандиозной премьеры я в шоке: можно ли придумать что-то лучше «Голубой камеи» или «Дубровского»? И всякий раз оказывается – можно. Вместе с репертуаром растут и артисты. Уровень профессионализма поднялся настолько, что даже в старых спектаклях они сейчас играют по-другому. Сегодня с ними можно осуществлять самые невероятные проекты. А вы заметили, сейчас не отличишь, где артисты балета, а где артисты хора? Балет поет, хор танцует. Это и есть то, что называется универсальный артист. Иван Курбатов, главный балетмейстер, стал солистом во многих спектаклях: Портос в «Трех мушкетерах», Архип в «Дубровском». Это то, к чему театр должен стремиться. Всё началось с «Голубой камеи», с приходом в театр композитора, заслуженного деятеля искусств России Кима Александровича Брейтбурга и режиссера, заслуженного деятеля искусств РФ Николая Николаевича Андросова. Было очень непросто. Но пройдя через все трудности, как артисты стали уверенны на сцене! Как зритель их любит! У нас появились такие фанаты, которые по многу раз ходят на спектакли. Недавно награждали зрителя, который 31 раз посмотрел «Голубую камею».

– Но театр – это не только артисты…

– Поэтому хочу сказать, что уровень профессионализма у производственных цехов театра вырос ничуть не меньше, чем у артистов, а может, даже больше. Представьте, каково пошивочному цеху, где восемь мастериц, из которых две закройщицы, шить такое количество костюмов! Причем для главных героинь, которые, если можно так выразиться, наиболее богато одеты, приходится шить в двух экземплярах. Их же играют два состава. И потом, у той же княжны Таракановой или Джейн Эйр не одно платье, а целый гардероб.

А как работает художественный цех! Практически все декорации для «Джейн Эйр» они вырисовывали вручную, изготавливали статуи. Поэтому у зрителя возникает ощущение, что на сцене — живой сад. Чуть-чуть — и листочки затрепещут. А поделочный цех, который искусно изготавливает столы, стулья и прочую мебель для дворцов и замков! И эту титаническую работу все они совершают в летнюю жару, когда температура в помещении, где нет ни кондиционирования, ни вентиляции, поднимается до 40 градусов. Я кланяюсь всем им в пояс. Потому что эта колоссальная работа делается всем театром. Всем!

А какие профессиональные ребята сейчас трудятся в радиоцехе. Первые спектакли, которые мы начали играть с микрофонами, были большим испытанием. Микрофоны постоянно скрипели, хрипели, отключались. Каждую «Голубую камею» я ждала со страхом. А сейчас радиоцех делает все настолько качественно, что уже не думаешь, что может пойти что-то не так. Монтировщики, костюмеры, реквизиторы, – все болеют за театр!

Хотя, конечно, техническое оснащение могло бы быть и лучше. Помню спектакль «Джейн Эйр» в Московской оперетте. Все смотрели на актёрскую игру, а я — на технические возможности сцены. Поразил экран и то, как декорации появляются в доли секунды. Хочется, чтобы и оренбургский зритель мог видеть спектакли, в которых использовались бы технические возможности современного театра.

– Честно говоря, и само здание театра оставляет желать лучшего. Не зря куратор театра Ким Брейтбург поднимал вопрос о строительстве нового современного помещения…

– Недавно рухнула часть потолка на лестничной клетке. Крыша рвётся, сколько мы её ни латаем. Не выдерживает нынешних снегопадов. Как женщина я радуюсь каждой снежинке, как директор смотрю на снегопады как на напасть. Как женщина жду весну, а как директор понимаю — поплывём. Вы правы, внутреннее, творческое состояние театра находится в диссонансе с внешним. А надо, чтобы было соответствие, чтобы поход в театр был для зрителей по-настоящему праздником. Не зря же говорят: театр начинается с вешалки. Мы очень рады за своих коллег – областной театр кукол, который попал в Федеральную программу реконструкции детских театров. Нам, самому большому, самому востребованному театру области, пока удача не улыбнулась.

– Если не новое здание, то хотя бы реконструкция могла бы решить проблему?

– Реконструкция сама по себе – грандиозная проблема. Я это пережила, когда была директором драматического театра в Бугуруслане. Но там было проще – маленький театр, небольшая труппа. Было тяжело играть в Доме культуры и зависеть от их планов. Но как бы там ни было, всё оказалось решаемо. А здесь намного сложнее. Мы с Кимом Александровичем задаемся вопросом: куда переместить театр в 200 человек? Какая площадка города может принять такой огромный коллектив с такими масштабными спектаклями? Закрывать нас на время реконструкции? Этак можно полтруппы растерять. Где хранить декорации и костюмы? На складах, после которых всё можно будет выбросить? Вопросов пока больше, чем ответов. Я надеюсь, что вышестоящими организациями будет принято оптимальное решение. Потому что мы единственные из семи театров Оренбуржья находимся в таком состоянии.

– Не в правилах жанра вашего театра делать столь грустный финальный аккорд. Скажите, какой очередной премьерой порадуете поклонников в ближайшее время?

– После эстрадного концерта начнём работу над мюзиклом Максима Дунаевского «Алые паруса». Предстоит большая работа и артистам, и цехам. Премьера в октябре. Мы живем, мы творим, мы любим наших зрителей!

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о