Назад в прошлое. Фото Акселя Хансманна

Фотограф из Берлина Аксель Хансманн показал всему мир блеск и запустение оренбургской «гагаринской летки»

Никогда бы не поверила, что заброшенные человеком места могут быть так завораживающе красивы. Но поверить в это заставляет берлинский фотограф Аксель Хансманн, чья выставка «Очарование прошлого» работает в Гостином Дворе.

Впервые она была показана в Оренбурге благотворительным фондом «Евразия» почти семь лет назад. Затем при поддержке Генерального консульства Германии в Екатеринбурге отправилась в турне по городам консульского округа. И вот после путешествия по Уралу фотоэкспозиция вновь вернулась в Оренбург.

Имя Акселя Хансманна стало известным во всем мире благодаря проекту «Заброшенные места». На его фотографиях – одичавшие парки, залы полуразрушенных дворцов, где некогда звучал рояль и собиралась изысканная публика, погруженные в небытие санатории для знати, годами не эксплуатирующиеся пивоварни, ветшающие здания госпиталей, в которых поправляли здоровье военнослужащие советских войск, некогда дислоцировавшихся на территории ГДР.

Но главное не в этом – щелкнуть фотоаппаратом может каждый. Но не каждый может сделать такие кадры. Хансманн осуществляет съемку, используя так называемый расширенный динамический диапазон, когда серия последовательных снимков с разной выдержкой сводится на компьютере в одну картинку, которая приобретает несколько сюрреалистичный характер и, распечатанная на холсте, смотрится как живописное полотно. Глядя на эти фотографии, ощущаешь себя очарованным странником, очутившимся в иных, параллельных мирах.

Аксель Хансманн много снимал архитектурный комплекс санатория Белиц, в котором во времена ГДР размещался крупнейший госпиталь Советской армии за пределами Советского Союза. Менее известным, но куда более уникальным был санаторий Грабовзее – грандиозный по красоте и продуманности архитектуры комплекс, оборудованный по последнему слову техники. В апреле 1945 года сюда пришла Красная армия, и Грабовзее, полвека служивший немецкому здравоохранению, стал советским туберкулезным госпиталем. Когда ушли советские солдаты, комплекс стал никому не нужен. Здесь изредка снимают кино, играют в пейнтбол, проводят фестивали стрит-арта. На большее ни Грабовзее, ни Белицу рассчитывать не приходится. Вот если бы нашлись инвесторы… Но оказывается, их не только в России, но и в Германии не хватает.

Беря в руки фотоаппарат, Хансманн, кстати, промышленный коммерсант, психолог, философ, политолог, социолог, ставил перед собой не только творческие задачи. Он стремился выполнить и некую историографическую миссию, запечатлевая «уходящую натуру». И эта миссия ему тоже удалась. Перед нами встаёт и непростая история германско-советских (российских) отношений, и «экономические шрамы» непростого объединения Германии, как назвал свои объекты Хансманн.

Поражает воображение фотография горы Тойсфельберг под Берлином, образовавшаяся в результате вывоза разбомбленных зданий Берлина. Здесь было складировано 26 миллионов кубометров строительного мусора. Армия США использовала гору как идеальное место для прослушивающих установок. Со временем добавилось пять локаторов, которые во время холодной войны могли прослеживать значительную территорию стран Варшавского договора. После объединения Германии все электронные приборы были демонтированы. Территорию предполагалось использовать как парк отдыха, но она так и осталась заброшенной.

Вот ещё один любопытный объект – электростанция Фокероде. Ее построили в 1937 году, а в 1947-м оборудование демонтировали и передали в качестве репараций Советскому Союзу. Возродили станцию в 1956-м. Через 32 года закрыли. И осталась она памятником промышленной архитектуры. Да, трудные судьбы бывают не только у людей…

Вот ещё один пример этому. Фабрика Адольфа Бляйхерта по производству канатных дорог была основана в 1874 году. И успешно работала в этом направлении. После 1946-го была переориентирована и занималась репарационными поставками в СССР автокранов, мостовых кранов и электропогрузчиков. Потом вновь производила канатные дороги. После объединения Германии богатая традициями история фирмы завершилась банкротством. С 1991 года заводские цеха пусты.

Салон «Ривьера» в Берлине, построенный в 1890 году, был местом встреч высшего света. Во времена ГДР здесь кипела ночная жизнь мирового размаха. С момента объединения Германии здания заброшены и постепенно разрушаются. Хотя некоторые из них – памятники архитектуры.

Приехав семь лет назад в Оренбург и увидев, что наш город имеет большое историческое прошлое, Аксель Хансманн не преминул поинтересоваться заброшенными местами Степной Пальмиры. Фонд «Евразия» сумел организовать съемку интерьеров здания на Советской,1. Фотография бывшей домовой церкви прежнего неплюевского Кадетского корпуса, где впоследствии много лет размещалось летное училище, стала одной из самых популярных в коллекции Акселя Хансманна. Она представлена и на нынешней выставке.

После пожара в здании летки и обрушения крыши снимок берлинского фотомастера стал последним свидетельством былого великолепия интерьеров этого памятника архитектуры.

Очарованный прошлым гость из Германии открывает россиянам красоту оставленных человеком мест и богатство палитры истории. В том числе – нашей общей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о