Александр Богомолов. 23 Февраля - и его праздник

Просто боги. Военный метеоролог рассказал, почему сбываются и не сбываются прогнозы погоды

Признаюсь честно: если бы меня попросили перечислить армейские специальности, вряд ли я назвала бы профессию военного метеоролога. По крайней мере, в первой десятке. И думаю, не я одна. А всё потому, что мы мало что о ней знаем. А вот Александр Богомолов знает о ней все и даже больше: он 20 лет служил военным метеорологом – сначала в истребительном полку Бакинского округа ПВО, затем в Оренбургском лётном училище, потом в полку военно-транспортной авиации. И после окончания военной службы ещё долгие годы не расставался с ролью «предсказателя» погоды, работая в областном гидрометцентре.

Просто боги

— «Главней всего погода в доме» – поётся в популярной песне. А в армии, Александр Васильевич, насколько важно, какой будет день – солнечный или пасмурный?

— А в армии, пожалуй, ещё главней. Особенно в авиации. Лётчик-испытатель Марина Попович говорила: выполнение задания зависит от подготовки экипажа, воздушного судна и учёта метеорологической обстановки. Не случайно, как только начинаются военные действия, всё, что связано с погодой, сразу же засекречивается. У нас в стране эти данные закрывались во время Великой Отечественной войны и во время Карибского кризиса. А знаете ли вы, что погода, как и мода, женского рода и движется с запада на восток? Поэтому во время войны немцы могли чётко планировать свои боевые операции. А нашим, чтобы прогнозировать метеообстановку, приходилось забрасывать за линию фронта метеорологов. По сути – разведчиков погоды. Кстати, и у фашистов были свои метеорологические десанты. Все знают о том, что Германия капитулировала 9 мая 1945 года, но мало кому известно, что последнее подразделение её вооружённых сил сдалось в плен лишь 3 сентября. Это группа военных метеорологов, находившаяся на острове Нордстранд близ Шпицбергена. Здесь была конспиративная метеостанция, которая регулярно передавала метеосводки на материк. В конце мая 1945 года метеорологи-«отшельники» сами связались с английскими частями, располагавшимися в Норвегии, и попросили забрать их с острова. Судно смогло прийти за ними лишь через три месяца.

Производственная практика. Археологические раскопки у посёлка Сикачи-Алян, Хабаровский край. 1972 год

— Говоря о войне и погоде, как не вспомнить прославленного русского Генерала Мороза, который внёс большой вклад в разгром вражеских сил и в Отечественную войну 1812 года, и в Великую Отечественную…

— Это лишний раз говорит о том, что прежде чем воевать, надо изучить климатические особенности страны, на которую идешь. Наполеон этих особенностей не учёл, Гитлер тоже. Поэтому и французов много помёрзло, и немцев. А вспомним, как было с высадкой союзников в Нормандию 6 июня 1944 года. Погода резко ухудшилась 4 июня. Немцы чувствовали себя уверенно и спокойно, будучи уверены, что при такой погоде вторжение невозможно. И даже прекратили разведывательные выходы торпедных катеров. Многие представители командования разъехались по домам. Сам командующий войсками Роммель взял несколько выходных, чтобы отпраздновать день рождения жены. Военный метеоролог армии союзников 5 июня предоставил прогноз кратковременного улучшения погоды на 6 июня. И Эйзенхауэр отдал приказ о десантировании. На берег высадились 156 000 человек, было задействовано более 2000 самолётов и около 7000 кораблей. Операция «Неман» до сих пор считается крупнейшей в мировой истории морской десантной операцией.

Весна 1974-го. До диплома два месяца

— Если артиллеристы, как пел Высоцкий, боги войны, кто тогда метеорологи?

— Просто боги (улыбается. – Прим. авт.).

Только смелым покоряется Москва

— Александр Васильевич, вы родом из глубинки — села Озёрка Александровского района, а учиться отправились в самый престижный вуз страны – Московский государственный университет. Для этого надо иметь серьёзный багаж знаний…

— Озёрская школа всегда была одна из лучших в районе – по всем показателям. По спорту, по знаниям. У нас были сильные учителя. Вот, например, математику и физику вёл Михаил Филиппович Назаров, окончивший физмат Ленинградского университета. Помимо того, что он давал глубокие знания, ещё и замечательно играл на аккордеоне и скрипке. С учениками разговаривал на «вы». Нас было семь парней в классе — и все получили высшее образование. Трое поступили в МГУ, один в институт в Ижевске, потом у Калашникова работал. Ещё один окончил энергетический факультет Омского политехнического института, другой – оренбургский политех, и ещё один – сельхозинститут.

9 мая 1995 года. С младшей дочерью Любой

— И всё-таки отважиться покорять столицу – это очень смело…

— Да мы с другом сначала в Оренбург поехали – поступать в политехнический институт. После письменного экзамена по математике нам сказали, что мы получили двойки. Это было странно: мы сидели в разных местах, но писали один вариант. И ответы у нас сходились. Стали выяснять, почему двойки. Но нам популярно объяснили: если мы сейчас не заберём документы, то вообще их не увидим. Мы забрали документы и вернулись в деревню. А на следующий год отправились поступать в МГУ на географический факультет. И оба поступили. Потом после армии ещё один наш одноклассник присоединился.

— А почему именно на географический?

— Наверное, потому что в детстве читали Жюля Верна и Майн Рида. И как все мальчишки мечтали о путешествиях и приключениях. Ну и, кроме того, там надо было сдавать физику и математику, а мы эти предметы знали хорошо.

Отпуск. 1975 год

— Как Москва встретила?

— В первые минуты я себя ощущал как Фрося Бурлакова. Полчаса искал метро на Казанском вокзале. Пока милиционер не показал. Конечно, Москва произвела огромное впечатление. Да и сам университет. Я такое высокое здание первый раз в жизни увидел. Когда поднялся на 18-й этаж в деканат подавать документы, подошёл к окну, а передо мной Москва с высоты птичьего полёта. Захватывающее зрелище. Вот на этой высоте мы с другом и закрепились на несколько лет: наш факультет занимал с 17-го по 22-й этаж. С 24-го по 28-й располагался музей землеведения, где мы впоследствии проводили очень много времени. В этом же здании было общежитие. Так что даже зимой мы ходили на занятия без верхней одежды. Здесь было своё отделение почты, отделение милиции, Дом культуры, где каждый день проходили встречи со «звёздами» того времени. В общем, государство в государстве. Очень хорошо было с питанием. Приехал ко мне на первом курсе отец. «Как же, — говорит, — ты питаешься? Кто в Оренбурге учится, картошку, мясо везут в город. А ты, наверное, живёшь тут впроголодь». Сходил со мной в столовую. И сделал заключение: да вы тут живёте как бояре.

На встрече земляков «Александровские истоки»

— А учиться было интересно?

— Не то слово! У нас была возможность встречаться с интереснейшими людьми. На первом курсе, например, к нам приходил Тур Хейердал со своей командой после своего путешествия через Атлантический океан на папирусной лодке «Ра». Мы и сами благодаря поездкам на практику много где побывали — Дальний Восток, Хибины, Рязанская и Калужская области. Единственное «упущение» – я так и не научился писать конспекты. Потому что все преподаватели читали лекции по своим книгам. Берёшь книгу – и, пожалуйста, изучай. Да что там говорить? Биогеографию, например, у нас преподавал Николай Николаевич Дроздов – ведущий телепередачи «В мире животных». А деканом факультета был Андрей Петрович Капица – родной брат Сергея Капицы, который вёл передачу «Очевидное-невероятное». Была полнейшая демократия: никогда не проверяли, пришёл ты на лекцию или нет. Главное, чтобы сдавал зачёты и экзамены.

Лётчики – люди особые

— Как вы пришли к метеорологии?

— На факультете было две военных кафедры. На одной готовили военных переводчиков, на другой — авиационных метеорологов. Я посещал вторую. После университета парней отправили в армию. Не хватало офицеров. Я оказался в Туркмении, где и познакомился с авиацией. Этот опыт позволил мне впоследствии 13 лет прослужить в лётке. До самого её закрытия. Потом дослуживал в военно-транспортной авиации. Хорошее было время.

На построении в учебно-лётном отделе. 1996 год

— Чем же?

— Лётчики – особые люди. Душевные, весёлые. На аэродроме без погон, в комбезах. Соответственно – Петрович, Иваныч. Хороший климат в коллективе. И работа интересная. Можно сказать, научная. Нужно было прогнозировать количество облаков, их нижнюю и верхнюю границы, расслоенность, видимость, направление и скорость ветра, грозовые явления. В первую очередь то, что нарушает безопасность полётов. Правда, в хорошую погоду про тебя вроде как забывали. Но когда начиналась плохая, все телефоны, которые стояли у тебя на столе, разрывались от звонков. Я тут как-то подсчитал: за 20 лет я обслужил от 1500 до 1700 лётных смен. Каждая лётная смена – это около десяти часов ответственной работы.

Метеослужба. Красноводск, Туркмения. Аэродром. 1976 год

— А форс-мажоры бывали?

— Бывали. Особенно на полевом аэродроме, когда летали курсанты. Заправки хватает на 40-60 минут. А тут дождь надвигается. И если он прольётся на полосу, значит, надо уходить на запасной аэродром. А курсанты второго-третьего курса не имели такой практики. Бывало, и в лужу садились. И на посадку ниже минимума заходили. Был случай, когда замкомандира полка сел при видимости 800 метров, ориентируясь по электрическим столбам.

Синоптик и интуиция

— А как вы стали работать в областном гидрометцентре?

— В 1998 году я ушёл в запас. Мне было всего 47 лет, и я отправился искать работу. Зашёл, можно сказать, случайно в гидрометцентр. А там, как оказалось, не хватало дежурных синоптиков. Так началась новая веха моей трудовой биографии. Синоптиком проработал три года. Потом меня назначили заместителем начальника гидрометцентра. В этой должности занимался в основном хозяйственной деятельностью. Ремонт, газ, электричество, оформление земельных участков и объектов недвижимости, – всё это висело на мне. Но погоду не бросал. Оставил как хобби. Составлял прогнозы, выступал на телевидении, отдыхая от хоздеятельности. Никогда не читал с листа заготовленный текст. Мне нравилось рассказывать.

Снегомерные наблюдения. 1973 год. Мурманская область

— Редкое качество! Обычно бывает наоборот.

— Когда читаешь, нет души. Поэтому лучше без шпаргалок.

— Насколько оправдываются прогнозы погоды?

— На 94-96 процентов.

— А почему иногда не оправдываются?

— Это зависит от ситуации. Например, когда устанавливается антициклон, который простоит целый месяц, можно написать прогноз на месяц вперёд. И он на 98 процентов оправдается. А бывает, данные меняются так быстро, что этот поток информации даже сбивает с толку. И тут, конечно, многое зависит от того, насколько синоптик подготовлен. Скажу одно: с опытом появляется интуиция. Это немаловажное дело. Вот почти всегда так было: заступаешь на дежурство, смотришь на материал, и у тебя сразу складывается чёткая картина того, что будет. Конечно, начинаешь уточнять, проверять. Но первое впечатление, как правило, остаётся правильным.

В помещении метеослужбы. 1986 год

— Вот вы говорите, лётчики – особые люди. Мне кажется, что и синоптики тоже. Этакие предсказатели, имеющие связь с небесной канцелярией…

— (Улыбается. – Прим. авт.). Да нет тут никакого мистического флёра. Синоптик не предсказатель, а прогнозист. А метеорология – вовсе не небесная канцелярия, а наука об атмосфере. Она основывается на картах погоды, которые составляются большим количеством людей. Если вы думаете, например, что самая чёткая работа налажена на железной дороге, то ошибаетесь. Самая чёткая работа налажена в гидрометцентре. Во всём мире погода наблюдается в одно и то же время примерно одними и теми же приборами. Потом в считанные минуты информация передаётся в мировые метеорологические центры, которые находятся в Москве, Мельбурне и Вашингтоне. Поступившая со всего света информация быстро наносится на карту и подаётся в эфир.

Чтобы сбывались хорошие прогнозы

— В 2017 году вы ушли на заслуженный отдых. Как ощущаете себя в новом качестве?

— Я себя ощущаю хорошо, потому что появилась возможность каждое утро ходить пешком 5-7 километров, посещать бассейн и бегать на лыжах. Перед выходом на пенсию весил 106 кг, а сейчас – 94. Мой парадный китель, который был сшит в 1980 году, долгое время не совпадал с моими габаритами. А недавно надел — сидит как влитой.

— Впрочем, вы и сейчас без дела не сидите — составляете прогноз погоды для «Оренбургской недели». Да и наличие дачи не позволяет расслабляться. Я имею в виду не только работу на грядках, но и прогнозирование, например, заморозков или дождя.

— Да уж. По осени и весне соседи постоянно тормошат: будут ли заморозки? Но это нетрудный вопрос — у нас заморозки бывают редко. Река рядом. А вот летний дождь спрогнозировать трудно. Опять же из-за того, что река рядом.

— А ваши дети погодой интересуются?

— Только когда собираются на отдых или в командировки. Тогда я смотрю карты.

Предполётные указания на аэродроме Оренбур-2. 24.11.1986

— А сколько у вас детей?

— Четверо. И семеро внуков. Самый младший родился 21 декабря. Один из внуков живёт со мной. Учится в четвертом классе. Очень самостоятельный. Всё сам делает, вплоть до того, что каждый день стирает свои носки. Придёт из школы, посмотрит футбольные новости и за уроки садится. Правда, почерк плохой. Я ему придумал нагрузку – каждый день переписывать по странице из «Красной Шапочки».

— Счастливый вы человек, Александр Васильевич, отмечаете два профессиональных праздника – День метеоролога и 23 Февраля…

— Три. Ещё День учителя. Я год физруком в школе был, когда в политех не поступил. И День геолога можно добавить: некоторое время работал в геологии. Здесь и жену нашёл.

— Что вы желаете друзьям на праздники?

— Чтобы оправдывались хорошие прогнозы.

Кстати

В XVII веке в Англии был принят закон, каравший смертной казнью синоптика за неверное предсказание погоды. После этого желающих стать синоптиками почти не осталось.

В списке самых популярных ключевых слов для поиска в интернете слово «погода» занимает четвертое место.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

4
Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
3 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
1 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
Николай ЗаметаловАртем МоисеевВеркашанцеваШкляев Виталий Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Николай Заметалов
Гость
Николай Заметалов

Мы прослужили с Александром Васильевичем лет 15, из них лет 6 на (КП в/ч), когда наши дежурные смены совпадали, а иногда выдавалось свободное время, он рассказывал столько много и интересного о «метео». Благодаря его эрудиции (МГУ- это круто), умение донести информацию до слушателя (когда докладывал лётному составу метео обстановку на полёты), любви к своей профессии становится понятно что метеорология это не просто, это серьёзная наука.

Артем Моисеев
Участник

Мне посчастливилось работать под руководством Александра Васильевича почти 2 года, до его выхода на заслуженный отдых. Это человек неуёмной энергии, способный в два счёта решать любые задачи, справедливый руководитель с отменным чувством юмора и целой кладезью знаний, которой щедро делился со всеми.

Шкляев Виталий
Гость
Шкляев Виталий

Замечательное интервью. Познавательное. И вся жизнь Богомолова понятна по фотографиям. А на Красной площади рядом с А.В. стою я, однокурсник по МГУ, Шкляев Виталий.

Наталия Веркашанцева
Участник

Спасибо за хорошие слова. С признательностью, автор)))