Здесь мог быть мемориальный комплекс скульпторов Петиных

В Оренбурге может появиться дом-музей, посвященный скульпторам Петиным

Под Новый год оренбургскому скульптору Надежде Петиной пришло поздравление от губернатора. И была там такая фраза: желаю, чтобы ваши мечты сбывались.

О чём мечтает Надежда Гавриловна?

Это пожелание и побудило заслуженного художника России взяться за ответное послание. И написала Надежда Гавриловна, что есть у неё мечта, но она, наверное, никогда не осуществится. А мечта такая: в доме, который в 1940-х годах, получив первую премию на Всесоюзной выставке самодеятельных художников, построил её отец, скульптор Гавриил Петин, создать мемориальный комплекс Петиных. Эта идея возникла года четыре назад, когда в музее изобразительных искусств проходила выставка «Оренбургские скульпторы Петины». Инициаторами выступили музейщики.

Очень здравая, если не сказать, грандиозная идея. Ведь дом на улице Комсомольской с просторной светлой мастерской сохранился практически в первозданном виде. Родовое гнездо все эти годы оберегала Надежда Гавриловна, до недавнего времени работавшая в отцовской мастерской: на полках ее работы соседствуют со скульптурами отца. Здесь же помимо законченных произведений – этюды и эскизы, а также материалы, инструменты, станки для создания скульптуры. Словом всё то, что позволило бы будущим посетителям музея зримо увидеть процесс ваяния – от замысла до воплощения. Как, например, в Нюрнберге в доме-музее выдающегося мастера ксилографии эпохи Ренессанса Альбрехта Дюрера, в мастерской которого собраны инструменты, материалы, устройства для печати, использовавшиеся в те далекие времена. Больше того, они используются и сейчас! Прямо на глазах у посетителей делаются гравюры на дереве и металле — то, в чем Дюрер считался непревзойдённым.

Надежда Гавриловна на выставке «Оренбургские скульпторы Петины»

Нечто подобное, только со скульптурами, можно было бы демонстрировать и в мастерской Петиных. Она очень просторная, удобная для работы. Гавриил Алексеевич отвел ей много места, причем за счет жилого помещения. Площадь 50 квадратных метров. Высота – четыре метра. Именно из-за этой мастерской Надежда Гавриловна после окончания академии художеств имени Репина вернулась в Оренбург, отказавшись от предложенных на выбор Новосибирска и Волгограда.

Из зала в зал переходя…

Помимо мастерской в доме четыре жилых комнаты. Самая большая – зал. Здесь принимали гостей. В этих стенах Олег Милохин, ведущий в то время артист Оренбургского театра музыкальной комедии, позировал Гавриилу Алексеевичу, когда тот делал скульптуру Чкалова. Олег Евгеньевич стоял на столе в унтах и летчицком комбинезоне. Ему было невыносимо жарко, но он держался героически. Шутка ли – работать над образом «сталинского сокола»?

Гавриил Алексеевич много времени уделял образу Чкалова. Но и «отец народов» у него великолепно получался, считает Надежда Гавриловна. Однако культ Сталина, а точнее, его развенчание, уничтожило все скульптуры вождя. Так уж у нас повелось: творения скульпторов разделяют судьбу их исторических прототипов. В Москве на Крымском валу в парке «Музеон» на газонах целые залежи ленинов, сталинов. Там же – «упокоился» бронзовый Дзержинский с Лубянки. Но сейчас не об этом…

Из зала – двери в две спальни. Одна детская, в которой обитали Надя и ее сестра Идея. Другая — родительская спальня. Здесь до сих пор стоит шкаф, в котором хранилась одежда. Остались, кстати, и наряды Марии Петровны – мамы Надежды Гавриловны. Она была модницей, прохожие оглядывались, когда Мария Петровна шла по городу. Ее умение выглядеть по-королевски передалось и дочери. Кстати, один из костюмов Надежды Гавриловны, связанных оренбургскими мастерицами, так и называется – «Королевский».

Двор – отдельная песня. Здесь прекрасный сад — цветущий и плодоносящий. Весной здесь буйствует сирень, летом благоухают розы, поздней осенью рдеет рябина.

Памятников много не бывает

Даже если бы дом и сад и не были бы в таком идеальном для музея состоянии, все равно Петины были бы достойны мемориального комплекса. Имена отца и дочери Петиных занимают особое место в культурной летописи Оренбурга. Отец был знаковой фигурой в изобразительном искусстве Оренбуржья в первой половине XX века, дочь – во второй. До обидного жаль, что талантливому самородку было отведено так мало времени: на момент трагической гибели ему было всего 38 лет. Творческий путь его дочери, по счастью, более долгий, отмеченный высокими наградами. Она автор многочисленных памятников в городах, районных центрах области и за её пределами. Пожалуй, не найдется такого оренбуржца, который не знал бы ее памятников Неплюеву, Перовскому, Рычкову и другим выдающимся людям Оренбургского края. А композиция «Пушкин и Даль» является, не побоимся этих слов, визитной карточкой нашей степной столицы.

Хотя лично я считаю, что на улицах нашего города не хватает еще одной скульптуры в ее исполнении – памятника оренбургской паутинке. А почему нет? В каждом уважающем себя городе есть памятник тому, чем он знаменит: в Луховицах – огурцу, в Саратове – гармошке, в Бердянске – бычку-кормильцу (рыбка такая). Тем более что у Надежды Петиной есть композиция в бронзе «Оренбургские пуховницы», которая ныне хранится в Галерее «Оренбургский пуховый платок».

О чём мечтают искусствоведы?

Как хорошо смотрелась бы эта экспозиция в музейном комплексе Петиных, появись он в культурном пространстве Оренбурга! Здесь же можно было бы устроить и выставку скульптур оренбургской художницы Ирины Макаровой. Прямо в саду. Они с искусствоведом Мариной Плющиковой давно мечтают об экспозиции работ Ирины среди цветов и деревьев. Да и постоянно действующая выставка работ так называемой мелкой пластики – эскизов к монументальным произведениям Гавриила Петина тоже была бы в тему. Помнится, на выставке «Оренбургские скульпторы Петины» председатель Оренбургского отделения Союза художников Анатолия Шлеюка больше всего поразили даже не законченные работы Гавриила Алексеевича, а наброски к ним.

— Набросочные работы Петина говорят о высочайшем мастерстве, о высочайшей духовности скульптора. Это шедевры. Они действительно достойны музея, — сказал он на открытии.

Почему имение продаётся?

Однако идее о создании музея тогда было не дано осуществиться. Дело в том, что Надежда Гавриловна родовое поместье планировала не подарить, а продать.

— Во-первых, у меня есть внук-сирота, которому нужно что-то оставить в наследство, объясняет Надежда Гавриловна. — Потом у меня есть сестра. Она нищая, потому что всю жизнь после Саратовской консерватории преподаёт музыку. Потом мне нужны дорогостоящие лекарства для лечения. Поэтому не дарю дом с мастерской, садом, гаражом и банькой, а продаю. Что же касается моих работ, многие из них я раздарила музеям, школам и библиотекам.

У власть предержащих в то время запрашиваемой суммы не нашлось. Сделки не состоялось. Тогда Надежда Гавриловна выставила его на продажу. Но поместье за эти годы так никто и не купил. Хороших денег никто не дал. А за бесценок отдавать не хотелось по причинам, перечисленным выше. И вот то самое новогоднее пожелание, как соль на рану.

«Вопрос прорабатывается»

После письма Надежды Гавриловны пришёл ответ от вице-губернатора Павла Самсонова о том, что её послание получено, и вопрос прорабатывается. К этой теме подключено региональное министерство культуры. Городские власти тоже не остались в стороне. Новый мэр Дмитрий Кулагин на встрече 23 января с представителями общественности, выступающими за сохранение старинных зданий, во всеуслышание заявил, что музей Петиных в Оренбурге должен быть. И дал задание изучить подоплёку этого дела председателю комитета по управлению имуществом Дмитрию Цветкову и специалисту по объектам историко-культурного наследия и монументальному искусству Константину Белозерцеву.

Готовя материал к публикации, мы связались со всеми, кто занимается этой темой. Но пока ответ всюду один – «вопрос прорабатывается». Очень хочется надеяться, что процесс «проработки» завершится хеппи-эндом. А пока двери и ворота дома Петиных заперты, навевая грусть своими замками. Кажется, и дом смотрит на нас грустными глазами окон. Ведь участь строений прошлого, находящихся в центре города, предрешена: оказавшись в частных руках, они, как правило, идут на слом, невзирая на значимость и благородство своего происхождения. А на их месте вырастают торговые центры, боулинги, кафе да и просто элитные многоэтажки. Плохо ли прописаться в исторической части города?

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о