«Крестьяне». Фото автора

В галерее АртА — вернисаж Валерия Газукина: «портрет дерева» и не только

На улице декабрь – с неба на головы беспечных горожан сыплется снежок, под ногами то лёд, то снежное крошево. А в отдельно взятой оренбургской галерее АртА на улице 9 Января, 38 – весна.

Буквально на глазах тает последний снег, распускаются почки и расцветают яблони. Здесь открылась выставка картин Валерия Газукина, который ушёл четыре года назад. И открылась она в день рождения автора. Своего рода подношение художнику от галериста Владимира Ольхова. Это уже вторая выставка в галерее АртА со дня смерти оренбургского живописца. Первая состоялась 11 марта 2016 года. Ольхов тогда сказал, что к 70-летию Газукина будет целая серия его вернисажей. И своё обещание последовательно и весьма убедительно выполняет.

Владимир Ольхов – хранитель памяти о творчестве Валерия Газукина

В нынешней экспозиции представлены картины, написанные с 1982 по 1993 год. Это было очень важное десятилетие в жизни художника: началось оно с того, что он приобрёл дом в селе Ташла Тюльганского района. Глубоко убеждённый в необходимости творить на пленэре, Газукин писал здесь с ранней весны и до поздней осени. Мыслить цветом, будоражить воображение, приглашать к рассуждению, вести диалог с прошлым и обращаться к будущему – всё это есть в работах художника, представленных на выставке. Кстати, она и называется «Диалог» — по одной из центральных работ. Но здесь есть и другие картины с похожими названиями и тем же смыслом – «Беседа», «Разговор», «Двое», «Четверо» (где есть двое, а тем более четверо – это уже общение). Ведь, выезжая на пленэр в любимую Ташлу, Валерий Газукин не просто переносил её красоты на картон, он вёл внутренний диалог с природой. Его интересовали не столько пейзажи, сколько оттенки тающего на глазах снега, не столько сами по себе деревья, сколько свет между ними. Это философское состояние и составляет основу его творчества.

Все представленные на вернисаже картины до этого времени лежали в запасниках галереи в рулонах. И за исключением двух-трёх работ нигде не показывались. Это оказался период, который мало кто знал. А кто и знал, забыл. Так что выставка стала своего рода сюрпризом для зрителей, вызвавшим самые светлые чувства, как это бывает при встрече с настоящим искусством. А, кроме того, послужила напоминанием – вслед за зимой обязательно придёт весна.

Прямая речь

Заслуженный художник России Владислав Ерёменко:

— 1982 год, когда Валерий приобрёл свою усадьбу, был знаменательным не только для него. С этим местом связана история многих оренбургских художников, которые сюда приезжали. В том числе и я много лет приезжал и работал. До этого были поездки в горы и на Азовское море. Это было время накопления впечатлений. Но наступил период (и Валера это почувствовал), потребовавший стабильности и сосредоточенности. Так появился дом в Ташле. И с этих пор началось рождение Газукина как личности, как художника. По представленным в экспозиции работам видно, что начальный этап – это впечатления от природы, эмоции, которые испытывает художник, работая на пленэре. Второй этап – размышления о значении цвета. Все работы построены на декоративном цветовом решении. В жизни нашей группы «Академия Садки» Газукин играл одну из главных ролей. Он первый среди нас занялся цветом. Хотя я и сам от природы люблю цвет. И работал в этом направлении. Но в одну из первых поездок в горы он принёс несколько этюдов – удивительно мощных по цвету. Это произвело такое сильное впечатление, что у нас у всех, как прорвало. Он всколыхнул всех нас. Кроме этого он композиционно очень глубоко размышляет. Его работы – они и цветовые, и философские. Он очень образованный человек. Был в курсе философских течений. Это, конечно, отражалось и в его работах. Его творческая жизнь, хотя она, конечно, несправедливо короткая, была необычайно яркая и насыщенная. Вот сейчас было бы интересно, куда бы он пошёл, какие бы работы писал? Потому что он всё время шёл по нарастающей.

Александр Рюмшин, художник:

— Вспоминая Валерия Васильевича, хочется сказать о том, как проходила эта натурная работа. Как он был внимателен к натуре и к тому, что делают окружающие. Учился новым движениям, новым поворотам. Это было взаимное вдохновение. И эта его преданность Ташле, этому месту работы с натуры прослеживается в его произведениях. Казалось бы, вымышленные персонажи, большие цветные плоскости, но, тем не менее, природная энергетика, явная и очень сильная, всё равно присутствует. При всём том, что поздние работы мощные, яркие, импульсивные и декоративные, мне ближе его ранний период. Его деревья. Как он говорил вслед за Сезанном – «портрет дерева».

 

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о