Художественный руководитель театра «Русский балет» Вячеслав Гордеев: — Быть ближе к небесам


«Русский балет» во всём своём блеске

Большой театр России поздравил народного артиста СССР, художественного руководителя театра «Русский балет» Вячеслава Гордеева, посвятившего более четверти века главной сцене страны, с юбилеем. В честь знаменитого танцовщика звезды Большого исполнили «Баядерку» – один из его любимых балетов. На торжественной церемонии в Большом театре юбиляру вручили Почетную грамоту Президента Российской Федерации.

Перед спектаклем зрители увидели на большом экране исторической сцены отрывки из знаменитых балетов, где блистал выдающийся артист. «Оренбургская неделя» присоединяется к поздравлениям. И публикует интервью с Вячеславом Гордеевым, данное журналисту «ОН» по случаю 35-летия возглавляемого им Московского государственного театра «Русский балет».

Вячеслав Гордеев – слава русского балета

— Вячеслав Михайлович, как получилось, что вы — премьер Большого театра, танцевавший практически все ведущие партии репертуара, блистательно представляя русский балет на самых престижных сценах мира, на пике карьеры сделали невероятный пируэт — неожиданно для всех возглавили ансамбль «Классический балет» при Московской областной филармонии?

— Это действительно произошло неожиданно. Я уже был народным артистом СССР. Женился на Надежде Павловой. Мы были очень востребованы. Колесили по всему миру. Наш дуэт называли «надеждой и славой русского балета». И тут мне предлагают возглавить ансамбль Ирины Викторовны Тихомирновой, которая тяжело заболела. Долго сомневался. Но, в конце концов, согласился: предложение возглавить творческий коллектив давало большую возможность для художественного самовыражения. Стал увеличивать труппу, в которой было всего16 человек, расширять репертуар. Когда на нашей афише появился спектакль «Лебединое озеро», мы стали именоваться Московским областным театром «Русский балет». Все эти годы театр удерживает заявленные позиции: на нашей сцене — практически весь русский репертуар. Если не полностью спектакль, то хотя бы фрагменты.

— Ваша афиша свидетельствует о том, что театр принял за основу классическую концепцию…

— Действительно, в нашем репертуаре — «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Коппелия», «Щелкунчик», «Жизель», «Дон Кихот» и другие жемчужины классического наследия. Однако, насыщая афишу «Русского балета» классическими спектаклями, позволяем себе дерзость экспериментов, поиск современных хореографических форм.

— Ваш театр, имеющий подмосковную прописку, получил широкое международное признание. Гастроли в ФРГ, США, Италии, Испании, Франции, Великобритании, Португалии, Австрии, Ирландии, Швейцарии, Бельгии и других странах можно назвать триумфальными.

— Самим себя хвалить не с руки, но наш театр назван журналом «Джорнэл» витриной балетных талантов, а Ассоциация западноевропейских импресарио удостоила нас звания «Лучший балетный коллектив Европы». Несколько городов Франции, США и Мексики избрали артистов «Русского балета» своими почетными гражданами. К наградам прибавился немецкий приз «За самую грандиозную постановку «Спящей красавицы». На данном этапе у нас действительно очень сильная труппа. Мы конкурируем с Большим и Мариинским театрами. А в Китае вообще считаемся первой труппой России.

— В последнее время международная политическая ситуация изменилась. Вы почувствовали перемену в отношении западных зрителей к вашему театру?

– Нисколько! В Германии, например, вот уже три десятилетия нас встречают как старых друзей. Как и в прошлые годы – аншлаг и овации, несмотря ни на какие санкции.

– В вашем театре встал на крыло японский танцовщик Морихиро Ивата, снискавший славу «летающего японца», на вашей сцене дебютировал американец Джулиан Маккей. А ведь театр называется «Русский балет»…

— Мы называемся «Русский балет», потому что привержены нашей великой классике, традициям, бережно сохраняем шедевры русского хореографического наследия, но двери театра открыты для всех талантливых исполнителей. Поэтому в нашей труппе вы можете увидеть артистов из Японии, Италии, Кореи, Монголии, Америки, Австралии.

«Коппелия»

— «Блистательна, полувоздушна, смычку волшебному послушна», — писал поэт о балерине Истоминой. Искусство балета действительно полётно, как «пух из уст Эола». Но стремясь ввысь, артист балета всё же падает на землю.

— Магия танца приходит на сцену рука об руку с тяжелым трудом. Балет жесток изнанкой. Он требует огромных жертвоприношений – невероятной трудоспособности, творческой дисциплины, преданности искусству. Вот сейчас мои артисты придут на класс, и мы начнём заниматься – несколько часов, до седьмого пота. Одежду можно будет буквально выжимать.

— И всё-таки люди влюбляются в балет, посвящая ему жизнь, как это сделали вы. Как начался ваш роман с балетом?

— Однажды посмотрел по телевизору «Ромео и Джульетту» с Галиной Улановой. И попросил маму записать меня в секцию хореографии Тушинского Дворца культуры. Хотя был обычным мальчиком и любил бегать с друзьями во дворе. После четвёртого класса собрался поступать в суворовское училище. Документы были готовы. Меня по-военному коротко подстригли. Мы с мамой шли по Пушечной улице из «Детского мира», куда заглянули за покупками, и увидели объявление хореографического училища о дополнительном наборе в группу для особо одарённых детей. Я уговорил маму пойти туда. Мы сдали документы и стали ждать своей очереди. Желающих было 600 человек. А взяли троих. Так я попал в хореографическое училище. Ну а дальше всё уже зависело от моей природы и меня самого. С детства я был упёртым и занимался практически всеми видами спорта. Был готов к любым нагрузкам. Оставался после занятий и до 9 вечера занимался балетной подготовкой. Кто-то из педагогов сказал, что от водяного массажа худеют ноги. И я начал себя «сушить». По часу массировал каждую ногу в душевой. Или, например, прыгал со стула на стул. Норма – 1000 прыжков. Я измерял всё сотнями и тысячами. Это сейчас сократился до десятков. Когда с мамой ездил в Евпаторию, ставил перед собой задачу проплыть два-три километра. И в течение дня эту дистанцию преодолевал. Для того чтобы подрасти, а я думал, что от моркови растут, поставил перед собой задачу — каждый день съедать по два килограмма моркови. И ел — до боли в челюстях. Вроде бы глупость, но на самом деле – невероятная целеустремлённость. Хотел победить.

— Наш балет всегда был впереди планеты всей. На каком месте он находится сейчас?

— Вчера я встречался с Еленой Анатольевной Чайковской, которая воспитывает чемпионов по фигурному катанию. Она тоже преподаёт в ГИТИСе, где я заведую кафедрой хореографии. Мы разговаривали о том, что утратили свои позиции в спорте, в фигурном катании в частности, где тоже были впереди планеты всей. Всё потому, что не было поддержки на государственном уровне. В итоге нас стали оттеснять. Такая же ситуация сейчас в балете. Государство выделяет деньги практически только Большому и Мариинскому театрам. Ну, может, ещё Новосибирскому и Екатеринбургскому. Господдержка крупных театров — это хорошо. Но не они делают балет в нашей стране. Да, они хорошие. Но не они создают общую картину! Русский балет на свои вершины поднимался с низов — от народа. Раньше ездили по городам и собирали самых талантливых людей. И сейчас нужно собирать. Либо это будут дети, которых надо учить балету, либо балетмейстеры, которых надо учить ставить балеты. Правильно говорят: талантам надо помогать. У кого-то больше жизненных сил, они сумеют добиться цели. А некоторые талантливые люди так и будут прозябать где-то, и мы их никогда не увидим. И это ужасно. Из-за недостатка внимания к балету многие уехали за сладкой жизнью на Запад. В ведущих театрах Европы художественные руководители в основном — наши соотечественники. Многие возглавляют балетные школы в Германии, Австрии, Великобритании.

— И всё-таки в классике мы по-прежнему лучшие…

— Лучшие. Но нас ругают за то, что современный балет у нас не так продвинут, как на Западе. Искусство балета, я напомню тем, кто не знает или забыл, – это прекрасное искусство. Это красота человеческого тела. Вообще, красота. Недаром артистов балета подняли на пальцы. Чтобы они приближались к небесам. Современный балет, в основном, — на коленях или лёжа на полу. Наше классическое искусство – светлое. Мы шли от сказки, чтобы сделать жизнь красивой. Современные западные балетмейстеры на сцену выносят быт, вплоть до унитазов. Я не против, пусть они высказываются в этом направлении. Но величие нашего балета не в современном танце, а в классике.

— Вы очень много делаете для продвижения и популяризации балета. Создали благотворительный фонд, приобщающий детей к искусству балета, на своём участке земли в Подмосковье начали строить школу балетного танца.

— Я всегда мечтал открыть свою балетную школу. Ведь накоплен огромный сценический и жизненный опыт. И именно теперь, понимая, что особой помощи ждать неоткуда, приступил к строительству. Думаю, что школа станет не просто образовательным учебным заведением, а духовным и культурным центром региона.



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о