Имени Макаровой-Мутновой: какие истории хранят названия улиц в Оренбурге?


Фото Елены Соленцовой

Улицы Николаевская, Преображенская, Введенская, Троицкая и Штабская, Думская площадь, Александровский сквер…. Что вы чувствуете, когда слышите эти названия? В этих названиях – дух благородной старины. И, пожалуй, недаром. Ведь это – дореволюционные названия городских объектов Оренбурга. Теперь они звучат совсем по другому: Ленинский сквер, улица Советская, Ленинская, Макаровой-Мутновой… Когда и в честь кого они названы?

Изменения произошли с установлением Советской власти. Именно тогда улицы города стали массово переименовывать. Началось все с центральной улицы – Николаевской. Главная улица города, названная именем царя? Это невозможно! Николаевскую переименовали в Советскую. А в последующие годы названия улиц продолжали изменяться.

На сегодняшний день в нашем городе около 150 улиц носят имена государственных и политических деятелей, писателей, художников, учёных, композиторов. Но знаем ли мы, проходя по ним, кому именно принадлежат эти имена?

Давайте разбираться.

Имена, хранимые историей

Часто, проезжая по Пролетарской мы обращаем внимание на остановку, одноименную прилегающей улице. Улица Макаровой-Мутновой. Кто это? И чем прославилась эта женщина, имя которой на долгие годы сохранил город.

Ответы на такие вопросы редко можно найти в публичном доступе. Зачастую, чтобы найти ответ на свой вопрос нужно обратиться в архив. В Оренбургском государственном архиве социально-политической истории хранятся очерки, документы и воспоминания, посвященные жизни и деятельности этого государственного деятеля, Марии Михаиловны Макаровой-Мутновой.

Вид на улицу М. М. Макаровой-Мутновой
Губернский комиссар призрения

«Казачий полковник Дутов при поддержке эсеров захватил власть в Оренбурге. Оренбургская тюрьма заполнена большевиками, рабочими, сочувствующими власти Советов. Без суда, без следствия расправляются озверевшие бандиты с людьми. Не щадят никого: расстреливают, вешают стариков, женщин… В одной из одиночек тюрьмы сидит молодая женщина. Ее мысли далеко, на воле. Но вот звон ключей возвращает узницу к действительности:

— Макарову на допрос!»

Родилась Мария Михаиловна в 1894 году. А в 1914 году она вступила в Российскую социал-демократическую рабочую партию в Самаре. Ее деятельность не была не замечена: уже в 1915 году Марию Михаиловну ввели в состав Самарского партийного комитета. Однако через пару месяцев девушку арестовали и посадили в тюрьму за революционную работу. Заключение было недолгим: в январе 1916 года Марию Михаиловну выпустили и выслали в Оренбург. Теперь большая часть ее биографии будет связана с нашим городом.

«Самара — крупный  промышленный город Поволжья, узел, связывающий Сибирь с центром России. Из Москвы, Питера, со всех сторон европейской части России проходили здесь люди в Сибирь. Каким захолустьем показался мне после Самары Оренбург» — пишет в своих воспоминаниях Макарова-Мутнова.

В Оренбурге Мария поступила на работу в швейную мастерскую. Условия труда, по ее словам, были тяжелые, но тем легче было убедить своих соработниц в необходимости экономической и политической борьбы.

Ни один раз ее свобода была под вопросом. Ни один раз под угрозой была жизнь. Порой, помогало только чудо:

«У кутузки нас посадили, шел спор часового с группой пьяных казаков. Последние требовали выдачи нас, заявляя, что не сегодня, так завтра нас все равно расстреляют. Часовой ссылаясь на военный устав, говорил, что вся тяжесть вины ляжет на него, а поэтому он не выдаст арестованных…. Несколько дней спустя меня освободили» — рассказывала Макарова о своем освобождении.

В Оренбургском государственном архиве социально-политической истории

Некоторое время спустя Марию Михаиловну назначили на должность губернского комиссара призрения:

«На должность комиссара — сказала в своем выступлении Макарова — нужен опытный товарищ с крепкой рукой и чутким сердцем. Где мы возьмем такого?

— Правильно говоришь, Макарова, — поддержали ее глубкомовцы — вот ты и будешь первым комиссаром призрения. Большевик ты испытанный, с 1914 года в партии, а сердце у тебя женское, стало быть, до людского несчастья чуткое. Только жалость, смотри, не разводи. Мы не филантропы, а гуманисты. Людей не жалеть, помогать надо им» — так описано это событие в документах, хранящихся в архиве.

И они помогали: детям, беженцам, погорельцам, старикам и инвалидам войны и труда.

Комиссариат призрения, сыгравший громадную роль в годы становления Советской власти, был реорганизован в губернский отдел социального обеспечения.

Оренбург не только дал Марии Михаиловне почву для активной деятельности, но и счастье в личной жизни:

«Такого друга и соратника я уже больше иметь не буду» — говорила Мария Михаиловна о своем муже, Никите Ефремовиче Мутнове.

Впоследствии Макарова-Мутнова вместе с мужем в 1924 году была отозвана в Москву. Там она на протяжении 23 лет бессменно работала директором на шелкопрядной фабрике «Пролетарский труд». Всего труду и общественной деятельности Макарова отдала 50 лет. За свою работу Мария Михаиловна имела множество медалей и орден Трудового Красного Знамени. А уйдя на заслуженный отдых, продолжала выполнять сложные и почетные обязанности депутата Московского Совета.



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о