Акварель – женщина ревнивая. Интервью художницы Ирины Григорьевой


Ирина Григорьева и её акварельный мир. Фото автора 

«Натиск восторга» – так можно было бы назвать эту выставку в Оренбургском музее изобразительных искусств. Но автор Ирина Григорьева назвала её просто «Альбом акварелей». Потому что заявляет о себе не словами, а красками.

— Ирина, год назад ты представляла свои работы в Галерее искусств «На Пушкинской». И вот новая встреча – в музейных стенах…

— Инициатором нынешней выставки была Лидия Сергеевна Медведева, которую я уважаю и как профессионала, и как человека. Для меня попасть в круг её интересов почётно. И выставиться в музее – это большая честь. К этим стенам допущены не все. Я очень рада, что эта выставка состоялась.

— В афише ты представлена как член Московского Союза художников. Ты ощущаешь себя своей среди столичных коллег?

— Пока нет. Формально я член МОСХа. Участвую во всех выставках, которые он устраивает. Однако знакома с немногими. Но у меня есть группа художников, с которыми я общаюсь, которые мне близки по духу. Недавнее участие в выставке на Кузнецком мосту позволило мне расширить круг знакомств и единомышленников.

— Есть художники, которые всю жизнь подступаются к одной-единственной персональной выставке. А ты уже через год сумела заполнить четыре музейных зала…

— Я была к этому готова. Часть работ в нынешней экспозиции — с той выставки, часть предоставили коллекционеры. Часть привезла из Москвы. «Аэрофлот» прекрасно ко мне относится. Ни разу ничего не разбили, не помяли.

— Ты работаешь циклами: цветы, балет, чаепития…

— В этом году у меня серия садовниц. Работала над ним в Оренбурге. Было интересное состояние: солнце будто сквозь дымку. Белёсое небо, дымка цветения, когда сад колышется розовым, голубым, зелёным облаком. Это впечатление и легло на бумагу. А сериями пишу потому, что акварель нельзя поправить. Написала лист. Если что-то не удовлетворяет, пишу другой. Поэтому получаются циклы или серии. Для того чтобы что-то уловить, почувствовать, всегда требуются повторы.

— Ты начинала свой путь с того, что писала маслом. Что заставило тебя перейти к акварели?

— Масляные работы я писала очень яркие. С понятными образами. Всё было чётко скомпоновано. Не было туманности или недосказанности. Но акварель позволяет мне выразить то, что я хочу и как хочу. И в конечном итоге быть оригинальной. В МОСХе была гигантская выставка графики. Я прошла её всю — от картинки до картинки, каждую проанализировала. И нашла только одного единомышленника. И несказанно этому обрадовалась. Собиралась с ним познакомиться. Но выяснилось, что это очень пожилой художник, который в прошлом году умер. А ты знаешь, что есть художники, которые пишут акварелью на холсте? Я видела. Но ради чего? По-моему, это относится к разряду шоу.

— Сложно заниматься акварелью?

— Сложно. Её тяжело ухватить, обуздать. Подчинить себе и не нарушить её красоты. У меня как-то спросили: что такое работа над акварелью? Был как раз чемпионат мира по футболу. И я подумала: акварель — это спортивная игра. Если закончено вничью, значит, работа удалась. То есть ни я не выкручиваю ей руки, ни она мне. Вот когда вничью складывается противостояние с акварельным листом, тогда это удача. Если ты подходишь к листу и знаешь, что у тебя сейчас получится, лучше не подходить. Тебе должно быть неизвестно, как он себя поведёт.

— На выставке был представлен каталог твоих работ, который сделала Ксения. Ты довольна, что дочь стала дизайнером?

— Конечно. Хотя если бы она захотела стать врачом, мы бы ей не мешали. Но она выбрала коммуникативный дизайн. И вполне комфортно себя в этом чувствует. Она окончила магистратуру Московской художественно-промышленной академии им.. Строганова с красным дипломом. Её дипломная работа — подарочный альбом и серия книг к 150-летию Максима Горького — получила высокую оценку преподавателей. Каталог, который выпущен к этой выставке – полностью её заслуга. Она сделала макет, вела его, переписывалась с типографией. И афиши делала, и пригласительные билеты. Это очень красиво. Мне нравится. Хотя я капризный заказчик.

— Максим подарил тебе альбом выдающегося акварелиста Артура Фонвизина. Тебе важна поддержка мужа?

— Важна. Максим меня всегда поддерживает. И я к нему прислушиваюсь. Акварель — она не сразу поддаётся. И здесь важна поддержка. Максим говорит: ты пиши, пиши. Акварель действительно требует постоянных упражнений. Нужно писать каждый день. Бывает, когда месяц не удаётся поработать. И сразу выпадаешь. И начинаешь потом как с чистого листа. Акварель – женщина ревнивая. Она не терпит измен. Ей нужно постоянно оказывать внимание. Тогда она поверит и позволит себя завоевать.

Прямая речь

Лидия Медведева, искусствовед:

— По тому, как Ира воспринимает мир, только и нужна техника акварели с её нежнейшими переливами, которые способны отразить тончайшие эмоциональные ощущения. Сейчас почти нет людей, которые бы так серьёзно занимались акварельной техникой. Тем более странно, что в наше время – суровое, рационалистическое, казалось бы, никак не отвечающее акварельным особенностям, вдруг является такой художник. Современный художник – это какая-то агрессия, стремление чем-нибудь удивить, а может, даже напугать. Во всяком случае, взбудоражить. А здесь — наоборот. Она как бы идёт против потока. Она несёт нам совсем другое ощущение мира. Она несёт нам ощущение красоты. Мы даже уже слово-то это забыли. Красота во всём том, что и как она делает. Здесь всё опоэтизировано её душой. «Этот мир – очарованье, этот мир – из серебра…»

Игорь Смекалов:

— Ирина Григорьева из тех художников, которые развивают в течение многих лет одну идею. Это достаточно редкое постоянство. И, мне кажется, ценное. Когда появились её первые букеты, эта идея, собственно говоря, и зародилась. Потом, когда появились фигуры, было понятно, что это развитие первой темы. Язык не повернётся сказать, что она график, она занимается, конечно, живописью.

Анатолий Шлеюк, председатель Оренбургского отделения союза художников России:

— Акварель – самая пластичная в изобразительном искусстве техника. Здесь столько возможностей. Они просто неограниченны. Я тоже иногда с удовольствием делаю акварели. Это душа художника. То, что мы видим на выставке, я бы назвал импровизацией на тему. Импровизация – это очень сложная вещь, огромный риск – или попал, или не попал. Надо иметь большое мужество и высокий профессионализм, чтобы заниматься этим. Я обязательно приведу своих студентов, чтобы показать им, как это делается.

Андрей Преснов, заслуженный художник России:

— Помимо гравюры я часто писал акварели. Но всё время получалось какое-то чистописание. Заходил в тупик. И вот в 1983 году я выписал одно изречение, в котором объясняется, что такое акварель: «Игра света и тени, пространственных живых пятен и форм, цветовая среда или лучше – созданная цветом среда. Это вечный источник наслаждения красками». Это всё можно сказать о работах Ирины. Цветовая среда и умение создавать её красками и составляет, на мой взгляд, суть акварели. То, что она делает – это искренне. И это искусство.



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о