Моя итальянская весна. Часть 1


На фоне дремлющего Везувия. Фото автора

С юности знала, что Италия прекрасна. Все так говорили. Пушкин, который там не был, но мечтал увидеть «Италию златую», Баратынский, рвавшийся душой «к гордым остаткам падшего Рима», Герцен, испытывавший благоговение перед Вечным городом, Гоголь, писавший, что «вся Европа для того, чтобы смотреть, а Италия для того, чтобы жить», Байрон, называвший эту страну «мой магнит», Генри Джеймс, пришедший к выводу, что красавица Италия «так несравненна, что нет смысла упоминать о других». «Небо чудное, пью его воздух и забываю весь мир», — тот же Гоголь. Но Гете, кажется, сказал убедительнее всех: «Кто хорошо видел Италию, и особенно Рим, тот никогда больше не будет совсем несчастным».

Ну и как было не поверить? А тут выпала удача увидеть Италию собственными глазами и сказать о ней свое слово. И вот четыре часа полета, и я в Риме.

Римские пинии

Его называют «главным городом Времени»: еще бы – Рим основан более 2700 лет назад. Лучшего свидетеля «хрупкости мира» не найти. Но не с этого начинается знакомство нашей делегации, в составе которой я нахожусь, с этим великим городом. Наш отель расположен в самом центре Рима на виа Национале. Известен адрес и название гостиницы – отыскать ее не составит труда! Но зря мы так думали. Двигаем с чемоданами сквозь толпу вдоль дворцов, церквей, магазинов, жилых домов. Отнюдь не сразу понимаем, что здесь нет четной и нечетной сторон. Все номера идут по порядку до конца улицы по одной стороне. Потом нужно перейти на другую сторону и отправиться обратно – к началу улицы. Но это не главная закавыка. Труднее понять, почему после дома, скажем, под номером 20, идет дом №31. Куда девались десять зданий? И только исколесив вдоль и поперек злосчастную Национале, начинаем соображать: римляне нумеруют не дома, а двери. Если в доме десять дверей, то, значит, он имеет десяток номеров. В поисках отеля, вывеска которого оказалась размером с носовой платок, потрачено полдня, уйма нервов и сил. Но не стоит огорчаться: Рим испытал нас на прочность и сметливость. И вполне может быть доволен: мы, не зная ни языка, ни города, с задачей вполне справились. Вечный город раскрыл нам свои объятия.

Лучше всего начинать осмотр Рима с Палатинского холма, места обитания мифического Ромула, основателя Рима. Или, если смотреть реально, с юго-западного склона холма, где было первое поселение железного века. Любителям прекрасного руины Палатинского холма покажутся непревзойденными по красоте. Зеленая трава и яркие маки растут среди разбросанных кусков мрамора и битого кирпича, придавая тихому уголку скорее романтический, чем имперский вид. Впрочем, описывать все, что увидела за четыре дня в Риме, пожалуй, не буду. Пусть это останется фактом моей биографии.

Скажу только, что видела и Форум – гражданский центр древнего Рима, и Капитолийскую площадь, спроектированную Микеланджело, и рынок Траяна, куда хитроумные торговцы заманивали покупателей с помощью кривляющихся обезьян, и знаменитый фонтан Треви, льющийся со скалы, «выросшей» на фасаде роскошного здания, и, конечно, легендарный Колизей – куда ж без него?

В расцвете своей славы этот грандиозный амфитеатр, рассчитанный на 55 тысяч зрителей, был великолепным свидетельством римского величия. В этом нет никаких сомнений. Но и сегодня, спустя столетия, он вызывает изумление своими объемами. Почему-то особенно впечатляет тот факт, что на его арене, заполнявшейся водой, происходили «морские» сражения. Большой урон нанесли колоссу два землетрясения, приведшие его к запустению. А потом внесли свою лепту и люди, используя его как источник строительного материала. Мрамор, покрывавший Колизей, был почти полностью использован в эпоху Возрождения на строительство дворцов и мостов и отчасти на строительство собора святого Петра в Ватикане, о котором я еще обязательно упомяну в своих заметках.

Справка «ОН»:

Особый микроклимат в разных частях развалин Колизея способствовал тому, что он зарос дикими растениями. Ученые-ботаники внесли их в каталог, составивший два тома. Только в одном из них перечислено 420 видов растений.

Реклама еды при входе в тратторию

Удивительно, но Рим совсем не похож на город-музей или город-памятник. Он весьма удобен для проживания. Современные римляне заботятся о том, чтобы жить здесь было уютно и комфортно. На каждом балконе – горшки с цветами, на каждой крыше – сады. Можно многое понять о жителях Рима и их притязаниях на культуру быта, увидев хотя бы только водостоки. Ни одной перекошенной и разорванной на стыке водосточной трубы, как бывает у нас сплошь и рядом. И заканчиваются они вовсе не над тротуаром, а уходят под землю, отправляя дождевые потоки с крыш прямо в канализацию. Ну вот теперь ясно, почему у них до сих пор функционирует водопровод, «сработанный еще рабами Рима».

Продолжение следует.

Читать вторую часть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о