Мотивы деревенской жизни Юрия Григорьева


В мастерской Юрия Григорьева. Фото автора

«Моя жизнь в искусстве» — так назвал свою книгу Станиславский. Если бы книгу о своём творческом пути задумал написать заслуженный художник России Юрий Григорьев, он, наверное, озаглавил бы её «Моя жизнь в Петропавловке». Во-первых, он необычайно скромный человек и не любит пафосных слов. А во-вторых, эта деревня в Сакмарском районе стала для него тем же, чем Михайловское для Пушкина. Вот и нынешнее лето Юрий Петрович проводит в своём петропавловском «имении». Заметьте, я не сказала «отдыхает», потому что он там работает – в мастерской ли, по хозяйству ли – но всё время при деле.

— Юрий Петрович, можно сказать, что Петропавловка для вас «приют спокойствия, трудов и вдохновенья»?

— Именно так. Я обосновался здесь 35 лет назад. И с 1983 года ничего не пишу, кроме Петропавлоки. Пейзажи, натюрморты, в последнее время жанровые картины, которые были представлены на выставке «Мотивы деревенской жизни» в галерее искусств «На Пушкинской».

— Надо же, крохотное сельцо – «клочок земли, припавший к трем березам» – стало источником вдохновения для большого художника…

— Да и деревенька-то захудалая. Мы ее не сразу для себя открыли. Мимо столько раз проезжали. Но однажды въехали на бугорок, и вот она — раскинулась перед нами. Заехали. Узнали, не продают ли дом? Продают. Встретились с хозяйкой. Договорились о цене. Что интересно, мы как зашли на поместье, я растерялся, там всё бурьяном заросло. А Инесса Константиновна (супруга Юрия Петровича – Н. В.) сразу говорит: берём! Работы, конечно, предстояло много. Баня разрушена, туалета нет, сарай с провалившейся соломенной крышей. Зрелище не для слабонервных. Но дом хороший, топтаный — не из саманных кирпичей сложен, а построен, как монолит. Для этого делают опалубку и утрамбовывают туда глину с соломой, которую топчут всей деревней. Изумительно тёплый в холодное время. А летом в нём прохладно. Первое, что сделали, убрали бурьян, снесли ветхие постройки, посадили деревья. Какие берёзы выросли! Прямо в синее небо упираются. Своими руками построил баню с нуля, мастерскую. Печку сам сложил.

Выставка «Мотивы деревенской жизни» в галерее искусств «На Пушкинской»

 

— Вы ж городской, откуда у вас такая тяга к деревенской жизни и такая рукодельность?

— Городской. Но в детстве у бабушки в деревне жил, поэтому деревня меня сильнее притягивает. А рукодельность от отца. Очень мастеровитый был.

— А с местными жителями нормально складывались отношения? Все же вы люди пришлые, чужаки…

— К нам с самого начала отнеслись очень доброжелательно. Видя, как мы трудимся в поте лица, говорили: «Юра, зови помощь, у нас так принято на деревне. Все придем, все сделаем – помажем, побелим». И по сей день к нам хорошо относятся. Говорят, из приезжих лучше Григорьевых нет. Мы никому не досаждаем. Ко всем хорошо относимся. Едем в город, спрашиваем: кому что привезти?

— Как же повезло и вам, и нам, поклонникам вашего творчества, что за бурьяном и развалинами вы смогли разглядеть красоту первозданного мира, которую перенесли на свои полотна…

— Да, красота там кругом изумительная. Наш дом на краю села, на холме. Такие дали окрест открываются. Как-то пригласил к себе Антона Власенко и Славу Ерёменко (оренбургские художники – Н. В.). Пошли купаться на Сакмару. Я заплыл на середину реки и, глядя на лес, небо, обрывистый берег на другой стороне реки, кричу: «Это все мое!» Они хохочут. Но сейчас страсти поутихли. И к работе тоже.

— Ну не скажите! Выставка «Мотивы деревенской жизни» – очень мощное художественное высказывание. Сельский быт не очень разнообразен, но у вас столько сюжетов – и ловля рыбы, и сбор грибов, и уход за домашними животными.

— Казалось бы, маленькие темы, но это и есть жизнь. Это же вечные сцены. Из года в год, из века в век человек этим занимается. Мои сюжеты — всё это было ещё, наверное, до Ветхого Завета: люди удили рыбу, содержали скот, обрабатывали землю. А, кстати, обратила внимание? Во многих работах у меня – собаки. Это к слову о вечных темах. Тысячелетия люди занимаются трудом на земле, и всегда рядом собаки — преданнейшие существа. Человек может обмануть, а собака – никогда. Вот холст: в лодке рыбак и собака. Это Шарик. Он всегда с хозяином ходил на рыбалку. Сидит, наблюдает, как хозяин рыбачит. Однажды, когда рыба сорвалась, пёс кинулся за ней в речку. Конечно, не поймал. Влез в лодку и с такой укоризной смотрел на хозяина. Возвращаясь с уловом, они всегда заходили к нам. Мы обязательно Шарика чем-то угощали. И он считал нас за своих. Однажды я ехал на велосипеде из магазина, за мной кинулась стая собак. Шарик, а он был метров за двести, увидел эту сцену. Примчался, всех собак разогнал и проводил меня до дома. Я отворяю калитку, говорю: ну, заходи. Хотел угостить. Он подумал немного, но заходить не стал, пошёл домой. Вроде как хотел подчеркнуть, что не ради угощения вступился за меня. Это же высшая степень проявления лучших человеческих качеств!

Выставка «Мотивы деревенской жизни» в галерее искусств «На Пушкинской»

— Я думаю, что ваша выставка вызвала огромный интерес ещё и потому, что фигуративная живопись сегодня явление редкое…

— А тут еще сработал, я бы сказал, эффект неожиданности. Я же длительное время писал только пейзаж. И говорил: это мое. В принципе так оно и есть. Но я наблюдал за местными жителями, делал зарисовки, писал холсты. Ни о какой выставке не думал, просто работал сам по себе. Накопилось работ 45. А тут представилась возможность показать их зрителю. Думаю, что ж хоронить суриковскую школу? Поэтому многие были удивлены, когда увидели экспозицию.

— Односельчане видели ваши работы?

— Одна женщина приезжала в город к детям. Они с семьёй были на этой выставке. Понравилось. Всех узнала.

— Судя по картине «Игра в карты», которая стоит на подрамнике в вашей городской мастерской, жанровые картины пока вас не отпускают.

—  Да, мысли работают пока в этом направлении. Но на другом подрамнике, как видишь, пейзаж. Он меня тоже не оставляет.

— Выставка в галерее «На Пушкинской» была третьей из тех, что вы подготовили к своему 80-летию. Первая была в областном музее изобразительных искусств, где хранятся ваши работы, вторая – в художественном колледже, где вы преподаёте. За свои творческие достижения вы были награждены губернаторской премией «Оренбургская лира-2017», а за преподавательскую деятельность удостоились звания «Человек года». Вам важно признание ваших заслуг? Или творческий человек работает не за награды?

— Не за награды. Это правда. И я такой цели никогда не ставлю. Но когда твою работу отмечают, это приятно.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о