Женева, приятная во всех отношениях. Часть 1


Женева. Фото автора

Если вы окажетесь в Женеве, первым делом вас поведут впечатлиться бурной деятельностью фонтана Жетд’О, по которому местные жители определяют направление ветра. Потом покажут цветочные часы с самой большой секундной стрелкой в мире. И, конечно, предъявят визитную карточку исторического центра – собор святого Петра. Ну а дальше, у кого как получится.

Как часы скрестили с цветами

Знаменитый Жет*д*О, напоминающий гигантскую струю шампанского, долго искать не приходится. Достаточно выйти на набережную Женевского озера, которое тут именуется озером Леман, и вы увидите этот сумасшедший водомёт, бьющий со скоростью 200 километров в час на высоту 140 метров. Особой красотой, если сравнить с фонтанами Петергофа, Жетд’О не блещет. Да и не для услаждения взоров он был придуман. А был построен 125 лет назад как сбросовый клапан, в который при критическом росте давления в гидравлической магистрали, обслуживающей небольшие, но многочисленные производства на берегах озера, могла уходить вода. Первое время женевцы были недовольны этим варварским новшеством, считая, что водосброс уродует живописные виды озера и его берегов. Но со временем привыкли, украсили искусной подсветкой и стали считать его символом города.

Фонтан Жетд’О

А вот и часы из цветов на Променад-дю-Лак. Растения меняются в зависимости от времени года, поэтому на разных фотографиях они выглядят по-разному. Одно неизменно – огромные стрелки, двигающиеся грозно и неумолимо, как само Время. Созданием этой гигантской клумбы было решено отметить особую роль Женевы в часовой индустрии Швейцарии. 60 лет назад эти цветочные часы были самыми крупными в мире. Со временем утратили лидирующие позиции (сейчас в каждом уважающем себя городе имеются такие клумбы со стрелками), но часовой механизм по-прежнему — один из самых совершенных. Ведь автором проекта был сам Карл Линней!

Скандал на Кладбище Королей

Чтобы попасть в собор святого Петра, отправляемся на левый берег Роны. Прогулка по мощеным улицам среди дворцов, уличных кафе, фонтанов, цветов, книжных лавок, художественных галерей и антикварных магазинов была бы похожа на прекрасный сон, если бы они не слишком часто встречались пустые витрины. Увы, кризис вносит коррективы в жизнь даже очень респектабельного города. Но вот и достопримечательность старой Женевы – собор святого Петра.

Собор Святого Петра

Возводили его, подумать только, полтора века! Нашим долгостроям столько и не снилось. Ну и, конечно, наворотили: тут тебе и романский стиль, и готика, и неоклассика. Для протестантов этот храм то же самое, что для католиков собор святого Петра в Риме. Не хотелось бы никого обижать, но побывав в обоих, могу сказать: в Ватикане храм помощнее будет. Сам Микеланджело трудился – и как архитектор, и как скульптор, и как живописец. Но и женевская обитель тоже производит впечатление своей масштабностью и величием. А какой вид открывается с башен! И в подземелье есть на что посмотреть: под собором находятся руины античного храма. В стенах собора святого Петра выступал Кальвин с проповедями. Здесь похоронен Агриппад’Обинье — поэт эпохи Возрождения, масштаба Шекспира и Мильтона. Правда, до того, как стать поэтом, лет тридцать был воином, сподвижником Генриха — основателя династии Бурбонов. Бежал из Франции накануне Варфоломеевской ночи. Остаток жизни провёл в Женеве.

Могила писателя Хорхе Луиса Борхеса

В первый свой приезд, не зная, что Агриппа д’Обинье похоронен в соборе, отправилась искать его могилу на кладбище Пленпале. И нечаянно наткнулась на надгробие любимого с юности писателя Хорхе Луиса Борхеса.

Заинтересовавшись соседним захоронением, где лежали две гигантские морские раковины, склонилась к надгробию, чтобы прочесть имя. И обомлела: Гризельда Реаль! Известная швейцарская проститутка, которая вела борьбу за права работниц секс-индустрии. Видимо, за это и удостоена чести покоиться на Кладбище Королей, где похоронен богослов Кальвин, проповедовавший воздержание и скромность. Впрочем, проституция в Швейцарии легализована. Есть квартал «красных фонарей» и в Женеве. Похоронили секс-труженицу на престижном кладбище, как выяснилось, по решению городских властей. Против этого выступили даже феминистки. Мол, если бы каждая женщина, оставшаяся одна с ребенком на руках, обращалась к проституции, Женева превратился бы в бордель. Но у мужчин-градоправителей на этот счёт оказалось своё мнение.

Торг уместен

Никогда бы не подумала, что, будучи в Женеве, окажусь на блошином рынке. По-французски он называется очень красиво – «брокант». Но оказалась. И мне очень понравилось бродить по торговым рядам, прицениваясь к расписным тарелкам, деревянным шкатулкам, фарфоровым пудреницам, оловянным ложкам, хрустальным флаконам. Должна сказать, прогулка по броканту не имеет ничего общего с шопингом, даже если ты становишься счастливой обладательницей кувшинчика из Дельфта – родины любимого художника Яна Вермеера Дельфтского. Или итальянской тарелки, расписанной вручную. Эти предметы не имели для меня утилитарного значения. Без них легко можно было обойтись, но уйти без них казалось невозможно.

Это и есть «брокант»

С одной стороны прогулка по барахолке улучшает настроение, дав возможность побаловать себя какой-нибудь безделицей. А с другой – навевает грусть-тоску. Ведь большинство предметов на броканте – то, что осталось после людей, отошедших в мир иной, где им уже не понадобятся ни коллекции картин, ни коллекции трубок, ни коллекции кукол, ни коллекции чайных ложек. Как коротка человеческая жизнь! Только и хватает, чтобы собрать какую-нибудь коллекцию. «Здесь все меня переживет – и эта ветхая скворечня…». И что же будет с моими вещами, любимыми колечками, сережками, платьями, картинами? В них тоже будет рыться кто-то чужой?

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют, и где воры подкопывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше».

Но хватит о грустном, лучше полюбоваться умелой копией с картины Ван Гога, рассмотреть фасонистую шляпку начала прошлого века, примерить агатовые бусы. Чего здесь только нет — часы с боем, часы карманные, антикварная мебель, патефоны, кастаньеты, пресс для переплетных работ, пластинки, светофор, немецкие награды Второй мировой войны, а рядом советская медаль в честь 20-летия Великой Победы. А какое изобилие ориентальных вещей – кувшины, кумганы и, полюбуйтесь — расписные двери восточного дворца. Лежат прямо на земле. Есть прилавки с винтажной одеждой, обувью, аксессуарами. Если знаешь французский или английский, можно и поторговаться: на броканте, как на всяком рынке, царит дух игры.

Ну а если ничего не планируешь купить, можно просто поглазеть на продавцов. Тоже любопытно. Каких только персонажей не встретишь! До сих пор перед глазами — парень с красно-синим ирокезом на голове, в клетчатой шотландской юбке – килте и крутых берцах. Но покупатели разглядывали не эпатажного продавца, а его товар. Вполне обыкновенный – посуда, джинсы, картины, ведёрко для охлаждения шампанского.

Продолжение читайте здесь: Женева, прекрасная во всех отношениях. Часть 2



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о