«В Звенигороде, в самом деле, хорошо»


Звенигород. Фото автора

Это сказала не я, а Антон Павлович Чехов – своей будущей супруге Ольге Книппер. И еще добавил: «Непременно поедем, супружница моя хорошая». А Чехову я доверяю. Он работал в этих местах врачом. А до этого вместе с друзьями прошел пеший путь, который выбирали паломники еще со времен царя Алексея Михайловича, от Воскресенска до Звенигорода – от Ново-Иерусалимского монастыря до Саввино-Сторожевской обители. А еще Чехов заманил сюда страдающего от душевного кризиса, чуть было не закончившегося самоубийством, своего друга — художника Исаака Левитана.

«Стыдно сидеть в душной Москве… Птицы поют, трава пахнет. В природе столько воздуха и экспрессии, что нет сил описать… Каждый сучок кричит и просится, чтобы его написал Левитан», – прельщал он товарища.

Тот приехал и, живя в слободке под Саввиным монастырем, и в самом деле излечился от депрессии.

Эти сосны так и просятся на полотно к Шишкину

Ну и как же было автору этих строк не отправиться в это волшебное место? Кроме того, очень хотелось узнать, почему Звенигород так назвали – из-за обилия церквей, колокольный звон которых наполняет округу, или из-за звонкоголосых птичьих хоров, населяющих дубравы.

* * *

Звенигород – один древнейших городов Подмосковья, упоминающийся еще в духовных грамотах московского князя Ивана Калиты в 1339 году, поразил и своим почтенным возрастом, и яркой биографией, но более всего, я бы сказала, русскостью. Наверное, это и есть то самое место, о котором Александр Сергеевич Пушкин написал: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!». Сюда ездили на богомолье цари — Иван Грозный, Федор Иоаннович, Борис Годунов, Михаил Федорович, Алексей Михайлович. При одном только перечислении этих имен перед глазами встает русская история. Приезжал в Звенигородский монастырь Пушкин, после чего прочитал и переложил на свой лад старинное житие основателя обители — игумена Саввы.

Монастырские стены защитят от любой нечисти

А еще здесь очень много домов с мезонинами. (Не городской ли пейзаж Звенигорода навеял Чехову повесть «Дом с мезонином»?) Так и хочется поселиться в одном из этих уютных деревянных домов-теремков, где топятся изразцовые печи, а на чердаках среди старых сундуков обитают добродушные домовые.

Звенигород действительно расположен среди такой красоты, что ни в сказке сказать, ни пером описать. (Чехов и тот не смог!) Разве что только кистью. Помимо Левитана, здесь побывали и другие выдающиеся художники – Константин Коровин, Илья Репин, Алексей Саврасов, Виктор Борисов-Мусатов, Николай Крымов.

Храм Рождества Богородицы, где покоятся мощи преподобного старца Саввы

Да что говорить! Здесь расписывал стены Успенского собора Андрей Рублев. Фрагменты росписей хранятся в Звенигородском историческом музее. К витринам с этими шедеврами хочется подойти на цыпочках.

* * *

Гордость здешних мест – памятники усадебной культуры. На территории Звенигородского уезда существовало около 130 усадеб, владельцами которых были представители 60 дворянских фамилий. Впечатляющие цифры! Здесь свивали фамильные дворянские гнезда Голицыны, Шереметевы, Олсуфьевы. Просвещенные владельцы усадеб строили великолепные дворцы, составляли коллекции предметов старины, восточного и русского оружия, фарфора и керамики, собрания русской и европейской живописи, огромные домашние библиотеки. Несметные художественные богатства! Не будь этих усадеб, считают специалисты, мы не имели бы ни Толстого, ни Гончарова, ни Тургенева, ни Лермонтова.

А я бы добавила сюда и Пушкина, приезжавшего еще ребенком в здешнюю деревушку Захарово — имение своей бабушки Марии Алексеевны Ганнибал. Ведь именно здесь он впервые соприкоснулся с природой, познакомился с обычаями и укладом русской деревни. Не случайно пушкиноведы называют Захарово поэтической родиной поэта. Здесь Саша Пушкин, не знавший до шести лет ни слова по-русски, услышал русскую речь. Бабушка просто запретила говорить в Захарове по-французски, разогнала иноземных гувернёров, доверив внука Арине Родионовне и «дядьке» Никите Козлову, тому самому, который переносил раненного на дуэли Пушкина из кареты в квартиру, а потом провожал гроб с телом своего воспитанника в Святогорский монастырь. Дельвиг писал о бабушке своего лицейского друга:

«Она-то, без сомнения, была первою воспитательницею будущего поэта… Она выучила его русскому чтению и письму».

Если мы скажем, что подмосковное сельцо спасло для нас наше всё, в этом не будет никакого преувеличения.

Дом Марии Алексеевны расположен в саду. Он полон света. В нем много укромных уголков. Вот уютная ниша с маленьким диванчиком и детским креслицем. В этом уголке бабушка, наверное, и читала маленькому внуку сказки. Интересно, какие они были до Пушкина? А вот большая зала, посреди которой стол. Тот самый, который вспоминал позднее поэт в своих стихах:

Но вот уж полдень — в светлой зале

Весельем круглый стол накрыт;

Хлеб-соль на чистом покрывале,

Дымятся щи, вино в бокале,

И щука в скатерти лежит.

Верю, что здесь маленький Пушкин был вполне счастливым. А «счастие, — как сам же он и напишет, — есть лучший университет. Оно довершает воспитание души, способной к доброму и прекрасному».

Уходя из дома Марии Алексеевны, иду через яблоневый сад. Под старыми деревьями с замшелыми стволами лежат яблоки. Поднимаю одно: привезу детям гостинец от Пушкина.

* * *

Самая главная достопримечательность Звенигорода – Саввино-Сторожевский монастырь. Это один из наиболее почитаемых в православии монастырей. Основан он в 1398 году учеником Сергия Радонежского Саввой, подвизавшимся в скиту на горе Сторожа, по просьбе Звенигородского князя Юрия Дмитриевича, сына Дмитрия Донского. Саввина обитель всегда находилась под патронажем сильных мира сего — сначала великих князей Московских, потом – государей дома Романовых. А основатель ее почитался как молитвенник за богоизбранных царей. В середине XVII века царь Алексей Михайлович, выбрав обитель под государево богомолье, возвел «каменный город». Были выложены крепостные стены протяженностью 760 метров, высотой восемь метров, толщиной около четырех. В стенах — три ряда бойниц и галерея боевого хода, по углам семь башен. На территории монастыря царь построил дворец для себя и своей свиты. Здесь же велел возвести палаты для своей первой супруги – царицы Марии Ильиничны Милославской.

Вот такие пейзажи открываются с монастырской горы

Царицыны палаты – уникальное строение! Белокаменное крыльцо, старинная форма оконных и дверных проемов, анфилада комнат, одна наряднее другой, с расписными порталами и сводчатыми потолками — все это похоже на сказочный терем. Тут и там сундучки и ларцы, в которых хранились драгоценности, косметика и рукоделия царицы. А сами украшения, вышивки и прочие женские штучки находятся на стеклянных стеллажах. Чтобы всем было видно: царской жене даже в золотой клетке было чем себя занять и утешить.

Однако знавали эти стены и других постояльцев. В подклете Царицыных палат после подавления Стрелецкого бунта перед казнью содержали около сотни мятежных стрельцов. Царь Петр I распорядился держать их здесь, скованных и связанных, и никого к ним не подпускать. Не лучше было, наверное, и когда на территории монастыря располагался концлагерь, потом колония. Был тут и санаторий. А теперь – Звенигородский музей.

В те дни, когда я была в монастыре, работала выставка Зураба Церетели, на которой экспонировались иконы, написанные эмалью. Каких только сюжетов тут нет! Скажу честно, не боясь вызвать иронию у противников Церетели, у меня экспозиция вызвала глубокое почтение к автору. Это же как надо знать Библию, чтобы создать столько произведений!

Успенский собор, который расписывал Андрей Рублёв

История историей, но большинство людей все-таки приезжают и приходят сюда для того, чтобы прикоснуться к мощам Саввы, помолиться в пещерке, куда он уединялся для сокровенной молитвы. Ежегодно обитель преподобного старца посещает более полумиллиона паломников. Те, что встречались мне, — совсем не богомольные старушки. В основном юноши, девушки, молодые мамы с детишками. Здесь нет привычного ощущения, что церковь – это что-то грозное, связанное со старостью, смертью и Страшным судом. Наоборот, начинаешь понимать, что церковь – это молодость и жизнь, светлая и радостная. Даже осенью. Вон как благоухает поле синих цветов-медоносов — будто в жаркий июльский полдень! А посреди поля – березка в золотом сиянии. Как свеча перед алтарем. Под обрывистым склоном — ульи, выкрашенные в цвета флагов разных стран мира. Не пасека, а интернационал! У такого креативного пасечника, наверное, и пчелы особенные. А уж мед…

А какой вид открывается с монастырской горы! Заливные луга, по ним – разбросанные щедрой рукой перелески, одетые в «багрец и золото». Вот только корябает глаз присутствие среди этой первозданной красоты коттеджей за высокими заборами, совсем не похожих на дворянские усадьбы. Сделать себе «красиво» вопреки всем законам – характерная примета нашего времени.

* * *

В Саввино-Сторожевской обители все вызывает восхищение. И обилие цветов, среди которых ощущаешь себя как в раю, и обеды в монастырской трапезной, где подается хлеб прямо из печки. Даже монастырская лавка произвела неизгладимое впечатление. Здесь можно купить русский народный костюм и себе и годовалой внучке. А еще – деревянных курочек, какие были в нашем детстве. Помните, берешь за ручку подставку с птичками, потихоньку раскачиваешь шарик на веревочках, прикрепленных снизу подставки. И курочки начинают бойко клевать зернышки. Невозможно пройти и мимо бычка, того самого, который идет, качается, вздыхает на ходу и в самом деле падает, когда кончается дощечка. Я испытала счастливые минуты детства, когда продавщица укладывала в мой пакет эти замечательные игрушки.

Домик в Захарово, где гостил маленький Пушкин

А как здесь звонят колокола! Особенно по праздникам. Мне повезло, я услышала их в свой любимый праздник – Покров день. С этим благовестом взмывает ввысь и душа.

* * *

Как ни странно, в этих святых местах думается не только о душе, но и о бренном теле. Потому что тело, как никак, вместилище души. Для того чтобы избавиться от покалываний, побаливаний и прочих досадных помех в организме, по утрам окуналась в святой источник, хотя термометр показывал всего плюс пять градусов. Стала как новенькая. Организм словно перезагрузился, как компьютер.

Побывав в Звенигороде, подтверждаю: здесь и в самом деле хорошо. На свой детский вопрос, почему Звенигороду дали такое имя, я тоже нашла ответ. Конечно, из-за колокольных звонов. Но, думаю, птицы тоже имеют к этому отношение. Во всяком случае, и благовест, и птахи заставляют нас поднять глаза к небесам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о