Ким Брейтбург: «В спектакле должен быть свет»


«Голубая камея» — самый посещаемый спектакль в Оренбурге. Фото из архива театра музыкальной комедии

Театральный сезон в Оренбургском театре музыкальной комедии завершился. Но на сцене и в цехах идёт работа над мюзиклом Кима Брейтбурга «Джейн Эйр» по мотивам романа Шарлотты Бронте, премьерой которого откроется следующий театральный сезон. Для этого в Оренбург в полном составе приехала постановочная группа во главе с продюсером и композитором Кимом Брейтбургом.

Ким Брейтбург

— Ким Александрович, пять лет назад вы стали куратором Оренбургской музкомедии. Можете ли сегодня сказать, что это ваш театр?

— Отчасти могу. Я достаточно близко знаю труппу и службы театра. Это театр, с которым мне пришлось работать больше всего. Сегодня Оренбург – один из городов, где идёт много моих спектаклей. Я стараюсь не форсировать своё присутствие в качестве автора на оренбургской афише. Но всё равно раз в полтора-два года появляются мои названия – мюзиклы «Голубая камея», «Дубровский», водевиль «Так не бывает», детская музыкальная сказка «Снежная королева». Сейчас готовим мюзикл «Джейн Эйр».

«Гостиный двор»: главное

— Недавно в Оренбурге завершился X Международный театральный фестиваль «Гостиный двор». Что вы думаете, посмотрев все спектакли фестивальной программы, о ситуации в российском музыкальном театре?

— Случайно или нет, но в спектаклях, которые были показаны, отражены тенденции нынешнего российского музыкального театра. Первая, когда на сцену переносится популярный фильм, как в случае со спектаклем «Три мушкетёра», открывшим фестиваль, где много узнаваемых мелодий и популярных песенных номеров. Вариант номер два – балет, который показывали крымчане. Философская притча, родившаяся внутри театра. Так сказать, самостоятельный творческий продукт. Во многих театрах режиссёры и завлиты пишут сценарии, музруки сочиняют мюзиклы. Это – определённого рода тенденция. Вариант номер три, который продемонстрировал Белорусский театр. «Тристан и Изольда» – очень старый и очень известный сюжет, не раз использовавшийся в музыкальном театре в различных интерпретациях. Здесь – смоделированная заново ситуация, когда история старая, но музыка и постановочная концепция – новые. Четвёртый вариант – «Алые паруса» Свердловского театра музыкальной комедии. Это тоже довольно распространённая сегодня тенденция – взять литературный бестселлер, обострить существующий в нём конфликт, наполнить сюжет другими смыслами, нежели у автора, использовать произведение как некий повод для оригинального режиссерского высказывания. Во многих случаях роль художественного лидера театра, скажем, главного режиссёра, является определяющей в репертуарной политике театра. И от того какими глазами он смотрит на окружающий мир, зависит какие тенденции, какие настроения преобладают в интерпретировании поставленных в театре произведений: пессимистические или оптимистические.

Маша Троекурова – арт. Евгения Провоторова. Сцена из мюзикла «Дубровский»

— Позвольте полюбопытствовать, а каково ваше мировоззрение?

— Не могу сказать, что вижу мир лишь в розовом цвете. Но по отношению к мюзиклу, к музыкальному театру – я оптимист. Безусловный. Я за то, чтобы в спектакле обязательно присутствовал свет. Чтобы было место юмору. Позитивные элементы считаю для музыкального театра необходимыми. Может, это прозвучит пафосно, но я как продюсер просто обязан защищать интересы обычных простых людей, которых большинство, тем более, что мюзикл – жанр в высшей степени демократичный. Я не хочу, чтобы мои произведения, созданные в этом жанре, были интересны лишь горстке театральных снобов. Я хочу, чтобы в наш театр ходили не отдельные категории граждан – самые богатые или самые интеллектуальные, а все люди, народ. Чтобы эмоциональный отклик аудитории на музыку, на театральное действие был ярким и непосредственным. Не то чтобы я ратовал за пустое развлечение, просто я считаю, что зрелищность, доступный музыкальный язык, внятность сюжета в музыкальном театре необходимы. Я не люблю, когда в спектакле публике навязывают какую-либо, пусть даже очень правильную, идею, когда публику пытаются насильственным образом воспитывать. По мне – лучше, когда люди судят об уведенном спектакле на основании собственных мыслей и эмоций.

Современный оренбургский театр: какой он?

— Как вы оцениваете нынешнее состояние оренбургского театра?

— Что касается творческой составляющей, в театре никаких проблем нет. Труппа в хорошей рабочей форме, натренированная, проработавшая за последние годы с разными режиссёрами — из Москвы, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Минска. Стараюсь подтягивать к постановочному процессу наиболее интересных и квалифицированных режиссёров. То же самое с авторами. Удалось привлечь к сотрудничеству Александра Журбина, Максима Дунаевского, Алексея Рыбникова. Артисты счастливы. Я тоже очень доволен. Мы общаемся с этими авторами, следим за их творчеством. И будем рады, если у нас в репертуаре будут появляться их новые произведения.

Джейн Эйр — любимая героиня для многих

— Как идёт работа над мюзиклом «Джейн Эйр»?

— Постановка «Джейн Эйр» — принципиально новый этап в истории Оренбургской музкомедии: она будет выполнена в традициях Бродвея. Много работы у цехов: спектакль густо экипирован – свыше 150 костюмов и много смен декораций. Но главное – для артистов в работе над этой постановкой открываются новые горизонты. Они осваивают новые для себя элементы актёрской игры. Не скрою, через преодоление. От артистов требуются определённые усилия, чтобы освоить этот материал. Что, я считаю, хорошо. Потому что если ты не идёшь вперёд, то, как известно, идёшь назад. Безусловно, этот спектакль будет способствовать росту актёрского мастерства. Высокую планку установили театры Москвы и Минска, где мюзикл «Джейн Эйр» идёт с большим успехом. Мы отдаём все силы работе и надеемся, что это будет новый бестселлер, который как «Голубая камея» станет одним из самых посещаемых спектаклей в городе.

Сцена из водевиля «Так не бывает»

— Возможно, самым посещаемым: Джейн Эйр – любимая героиня многих поколений читателей…

— «Джейн Эйр» – один из первых романов, где главной героиней становится женщина, человек волевой, целеустремлённый, умный. Женщина, которая может самостоятельно бороться за свою любовь, за свою жизнь и судьбу.

— Чтобы у зрителей не было вопросов, почему действие на сцене будет происходить не «слово в слово», как в книге, давайте уточним: мюзикл ставится по мотивам романа…

— Роман Шарлотты Бронте невозможно механически перенести на сцену. Он слишком объёмный, там много сюжетных линий. Поэтому Карен Кавалерян, один из моих постоянных соавторов, написал либретто мюзикла в стихах, втиснув в сравнительно небольшое количество слов большое количество смысла. Некоторые линии изменены. В мюзикле, помимо лирических и драматических моментов присутствует юмор. Появились гротескные персонажи. Больше никаких секретов раскрывать не стану. Скажу только, что такой мюзикл будет в Оренбурге поставлен впервые. По структуре, по духу, по музыкальным характеристикам он очень похож на бродвейские мюзиклы. Те, кто не был на Бродвее, посмотрев «Джейн Эйр», будут отчасти иметь представление о том, каким образом там выглядят мюзиклы.

А как на Бродвее? 

— А вы бывали на Бродвее?

— Мы с Лерой (Валерия Брейтбург, музыкальный руководитель постановки, доцент РАМ им. Гнесиных – Н. В.) регулярно ездим на Бродвей отсматривать новинки. Этот опыт и опыт общения с бродвейскими актёрами и людьми, которые занимаются этим бизнесом, чтение профессиональной литературы – русской и зарубежной – позволили нам расти. Смею надеяться, за эти девять лет, которые занимаюсь музыкальным театром, я тоже вырос как автор. И стал глубже понимать что такое мюзикл. «Джейн Эйр» для меня – в каком-то смысле новая ступень в освоении этого жанра. Очень надеюсь, что оренбуржцы оценят это.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о