Вадим Смирнов: «Мне всегда хочется работать!»


Вадим Смирнов
Вадим Смирнов

Вот уже десять лет, как в Оренбург приехал заслуженный артист России Вадим Смирнов. Эта дата не отмечена красным днём в календаре. Но для Оренбургского театра кукол, который к тому времени 15 лет существовал без художественного руководителя, и для поклонников кукольного искусства его появление в нашем городе – самый настоящий праздник.

С его появлением у артистов, стосковавшихся по настоящей работе, будто открылось второе дыхание. Афишу театра украсили такие спектакли, как «Женитьба Бальзаминова», «Тень», «Генералы в юбках», «Маленькие трагедии», «Али-Баба и сорок разбойников», «Маугли» и другие постановки для детей и взрослых. Актёрам нравится его манера работать, не навязывая, а предлагая свое видение. То, что режиссер предоставляет возможность «покопошиться» в роли. Он же, в свою очередь, говорит:

«Обожаю свой коллектив. Люблю их всех. В них сочетается профессионализм и активность. Для меня это самый главный критерий».

ОН: — Не потому ли вы так любите и понимаете актёров, что сами по первому образованию актёр? И до сих пор счастливо существуете в двух ипостасях — актёра и режиссёра.

Вадим Смирнов: — Мне всегда было интересно, как актеру работать над ролью – создавать образ. А как режиссеру оказалось еще интереснее создавать целый мир. Став режиссером, не захотел расставаться с актерской профессией. Приятно выходить на сцену – чувствуешь себя легко, молодо, весело. Иногда заглядываешь за кулисы, смотришь, как играют. Думаешь, как тут уютно, мне как актёру здесь хорошо бы было (Смеётся. – Н.В.). Вот так влезаю в некоторые спектакли.

ОН: — Оренбург вас принял с распростёртыми объятиями. Именно здесь вы начали получать режиссёрские награды. А как относитесь к Оренбургу, куда приехали из Нижнего Новгорода?

Вадим Смирнов: — Я ехал сюда с интересом, с надеждой. Мне так хотелось работать. Мне всегда хочется работать! И город понравился — небольшой, уютный солнечный. Не жалею о том, что приехал.

ОН: — С вашим появлением в репертуаре появились спектакли для взрослых. Для многих стало неожиданностью, что театр кукол – это не только «Три поросёнка» или «Кошкин дом»…

Вадим Смирнов: — Они раньше всегда здесь были.  Те, что когда-то появились у Сергея Образцова, а потом обошли сцены многих советских театров — «Божественная комедия», «Прелестная Галатея», «Чёртова мельница». Но когда я приехал, взрослых спектаклей давно не было.  Решили поставить «Женитьбу Бальзаминова». Спектакль практически женский. Всего три мужские роли. Большая часть — возрастные роли. А в театре такие чудные актрисы! Мы с такой радостью репетировали. Наталья Зайцева попала в больницу, не успели ей зашить  все раны на животе, сообщает: я буду играть. Полина Шумилкина, которая играет сваху, упала на улице, сломала правую руку. И всё равно репетировала, научившись работать левой рукой. Потом была целая череда взрослых спектаклей – по Шварцу, Аную, Пушкину, Гоголю. Но куда деваться в театре кукол без «Трёх поросят», «Колобка», «Кошкиного дома», «Теремка»?  Это же замечательный мир детства, где добро побеждает зло, где есть место чуду, где всё заканчивается искренней радостью. А когда дети радуются, и нашему восторгу нет предела. Тут главное — как сделать.

ОН: — А кем вы в детстве хотели быть?

Вадим Смирнов: — На карусели кнопки хотел нажимать и отрывать билеты. Очень нравилось. Но потом решил, что куклы лучше, чем кнопки. Правда, на выпускном экзамене по вокалу, где я много чего пел, в том числе и арии из оперетт, забрезжила перспектива опереточного артиста. Сказали, что из меня выйдет чудесный простак. Даже было предложение из Одесского театра. Но куклы перетянули. А в оперетте я всё-таки сыграл. Правда, в кукольном спектакле «Сильва». Мне-таки предложили роль простака — Бони в третьем составе. Но до него очередь так и не дошла: в двух предыдущих составах были более солидные актёры. А сыграл я маленькую роль – помрежа. И помогал кордебалету. На сцене было шесть кукол, которыми мы управляли в 36 рук. Толпа в 18 человек двигалась за ширмой, подплясывая, перемещая каждую кукольную ножку, каждую тросточку. Репетировали полтора года.

ОН: — Вы ведь тоже долго работаете над спектаклями…

Вадим Смирнов: — Да. Вот «Маленькие трагедии» Пушкина, которые мне особенно дороги. Мы только за столом два месяца занимались читками. Потом читали на сцене. Я просил актеров: «Хоть по потолку ползайте, но найдите способ общения, который выразит остроту конфликта. Что творилось с актёрами, какие муки творчества мы тут только не наблюдали! А «Мёртвые души»? Над этим спектаклем я думал года два. Кто такой Чичиков — злодей? Да, злодей. Практически — бес. Но ведь это общество делает его таким. Вот об этом и делали спектакль.

ОН: — Парадокс – на заре туманной актёрской юности вы начинали с возрастных ролей…

Вадим Смирнов: — Это так. Король в «Золушке», глубокий старец финн в «Руслане и Людмиле», вечно пьяный князь Вано Пантиашвили в «Хануме», которому было 60. При этом в театре я долгое время считался мальчиком. Пока не сыграл Адама в «Божественной комедии» — спектакле 1965 года рождения. «А ты актёр!» — сказали старшие коллеги, несмотря на то, что к тому времени я уже отработал в театре пять лет.

ОН: — У вас театральная семья. Ваша жена Елена Смирнова – актриса. Не предвидится ли «театрального романа» у дочерей?

Вадим Смирнов: — Вика и Аня – два совершенно полярных ребёнка. Старшая дочь – собранная, молчаливая, сдержанная. Окончила школу с золотой медалью. Учится в МГУ на физика-астронома. А вот младшая – абсолютно театральный ребёнок. Когда мы приехали сюда, ей было два года. Репетировали «Женитьбу Бальзаминова». Она сидела в зале, и когда я объявлял перерыв, заявляла: нет, пусть они вернутся на сцену и продолжают. А делясь планами на будущее, говорила мне: я подрасту, и, когда ты уйдёшь на пенсию, буду работать вместо тебя. Не забуду, как мы везли её в коляске-велосипеде по Советской, а она исполняла репертуар из «Женитьбы Бальзаминова». В том числе «Ах, А-а-акулина, ах, Акулина! Пей до дна, пей до дна, пей до дна!».

ОН: — Рассуждая о магии театра, некоторые считают, что оживая, кукла ведёт актёра. Так ли это?

Вадим Смирнов: — Как бы это бытово ни звучало, но кукла всё-таки придумана, чтобы выполнить определённую функцию. Поэтому, конечно, мы ведём куклу. Безусловно, мы любим своих кукол, бережём их. Они для нас как малые дети. Но, тем не менее, с головой у нас всё в порядке. Мы знаем точно, что кукла двигается всё-таки благодаря нашим мышечным усилиям. И многое в неё закладывается при изготовлении, в зависимости от того, какая роль ей отводится художником спектакля, конструктором кукол.

ОН: — Ещё одно высказывание, которое вы наверняка могли бы если не оспорить, то объяснить: актёр – это тот, кто ничего не умеет.

Вадим Смирнов: — Думаю, тут вот что имеется в виду: к каждой новой роли актёр, даже маститый, приходит как чистый лист, отбрасывая все свои наработки. Заслуженная артистка России Любовь Милохина, осваивая роль Мефистофеля в «Маленьких трагедиях», на первых репетициях говорила: я пока не знаю, как произнести эти слова, я потом соображу. А потом из этих мук и сомнений рождается образ. Всё время приходится доказывать, со школьной скамьи и до старости, что ты не дурак.

Семья Смирновых

ОН: — Какие самые запоминающиеся слова вам были сказаны за годы служения театру?

Вадим Смирнов: — «Я поругался со своим братом, а после вашего спектакля приду и позвоню ему».

ОН: — А что вы сами можете сказать о своей профессии?

Вадим Смирнов: — Я уважаю все профессии. Но это та профессия, от которой получаешь не только удовольствие, но ещё и зарплату. Приходишь в театр, за окном не всё радует. А тут иное состояние, иная жизнь, ради которой ты выучился. Здесь создаётся свой мир. Струны натягиваются, порой рвутся. Без этого невозможно. Но я не представляю себя в другой профессии. Особенно в кабинетной. Наверное, не смог бы, сбежал. 

ОН: — Какие премьеры ждут зрителей в скором будущем?

Вадим Смирнов: — 26 мая появится спектакль по пьесе Оскара Уайльда «Саломея», которую поставит очень известный режиссёр из Беларуси Олег Жюгжда. Оренбургские театралы видели его постановки на международных фестивалях «Гостиный двор» — «Макбет» Шекспира, «Чайку» и «Вишнёвый сад» Чехова. Это было огромное событие для оренбуржцев. Поэтому с волнением ждём премьеры.

Досье «ОН»

Вадим Смирнов – заслуженный артист России, главный режиссёр Оренбургского областного театра кукол. Окончил Нижегородское театральное училище, Ярославский театральный институт. Обучался в аспирантуре Санкт-Петербургского театрального искусства. С 2004-го по 2006-й – худрук Нижегородского государственного академического театра кукол, преподаватель Нижегородского театрального училища им. Евстигнеева. С 2007 года работает в Оренбурге.

Наталия Веркашанцева

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 

Магия: кукольный театр показал свою работу без ширмы



Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
  Subscribe  
Notify of