Маска, мы вас знаем! История о том, как приходят в медицину… и остаются



 15 февраля – в Европейский день операционных медсестер – в Оренбургской областной клинической больнице прошел конкурс этой категории медицинских работников. Первое место заняла старшая операционная медсестра травматолого-ортопедического отделения Ирина Тябут.

Вообще-то, медсестринский праздник отмечается 12 мая. Но то, что для операционных медсестер существует отдельный день, о многом говорит. В первую очередь о том, что операционные медсестры – особая каста. Если угодно, элита среднего звена медперсонала.

Если угодно, ангел-хранитель этого таинства – исцеления и спасения. Вовремя подать нужный инструмент, когда счет идет на секунды, – от этого тоже зависит успех операции. А подчас и жизнь пациента.

Ирина Тябут пришла в областную клиническую больницу в 2000-м году – санитаркой в нейрохирургическое отделение. Думала, окончит медицинское училище и уедет к маме в Новосергиевский район. Но, получив диплом, перешла в отделение травматологии и ортопедии – палатной медсестрой. Потом работала на посту. Работа нравилась. Но плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Вот и ей хотелось брать выше – работать операционной медсестрой. И когда ее 7 лет назад пригласили на эту должность, согласилась, не раздумывая.

Хотя подумать было о чем: работа операционной сестры – тяжелый труд. Вот говорят, сестра приходит в операционную первой и уходит последней. Это действительно так. Но подготовка для нее начинается еще накануне, когда сообщают, какие операции (а их бывает по четыре-пять) будут проведены на следующий день. Перевязочный материал, укладки с бельем и халатами – все это готовится загодя. Утром, чуть свет, она уже в операционной – готовит инструменты. В 9 часов привозят больного, приходит группа анестезиологов. Когда все готово, зовут хирурга. Закончена последняя операция, все уходят. Операционная сестра остается – еще часа на полтора-два. На ней – обработка инструментов, оборудования. Дезинфекция – это всегда актуально, а сегодня, когда ВИЧ и гепатит чувствуют себя весьма вольготно, особенно.

Работать в травматологии особенно тяжело. Не каждый может пройти это испытание. Одна из ее коллег третий год никак не привыкнет. Уж очень много инструментов, особенно для эндопротезирования. Для коленного сустава, например, требуется семь лотков с отвертками и прочим «слесарно-столярным» инструментарием. И во время операции медсестра должна за три шага вперед подумать, что подать доктору в каждую следующую секунду, определив это по его действиям. Для этого требуются особые качества – интуиция, выдержка, умение понимать хирурга с полувзгляда. Хотя, бывает, и глаз не увидишь, зачастую доктор не глядя, протягивает руку за инструментом. Тоже о многом говорит: доверяет медсестре, как себе.

И она в высшей степени доверяет своим докторам. Четыре месяца назад ей, на ее «собственном» столе, сделали операцию на обеих стопах. Ощутив на себе эту боль, с замиранием сердца думает о том, что же испытывают пациенты во время эндопротезирования. Впрочем, она никогда не смотрела хладнокровно на то, как пилят кости.

— Но когда видишь, какую боль причиняет разрушенный сустав человеку, понимаешь, что послеоперационная боль – во благо, – говорит Ирина. – После эндопротезирования пациенты приезжают и с благодарностью говорят, что мы вернули им здоровье. Когда видишь такой результат, не страшны никакие трудности. И пусть не все пациенты понимают, какую роль выполняет медсестра во время операции. А некоторые и вовсе не узнают, когда видят без маски. Это неважно. Главное, что мы свою миссию выполнили.

Хотя после победы в конкурсе, можно сказать, Ирина проснулась знаменитой. Ее портрет повесили на первом этаже. Пациенты шутят: можно встать в очередь за автографом? Впрочем, ее и без этого знают и любят. Обаятельная, приветливая, она и пошутит, и приободрит, помня старую мудрость о том, что и слово лечит. 

Кстати, одним из заданий конкурса  было такое – собрать необходимые инструменты для той или иной операции, но не по специальности. Ирине досталась офтальмология. И она все сделала так, будто всю жизнь только и занималась глазными болезнями. А недавно пришлось работать на сосудистой операции. Первый раз. И опять справилась, что в очередной раз подтверждает: Ирина Тябут – человек в медицине не просто не случайный, а, можно сказать, штучный, последовательно и упорно совершенствовавшийся в своём деле.

— В нашей профессии не может быть случайного человека, – считает она. – Операционное дело требует преданности и большого опыта. Сразу после училища в операционной делать нечего. Надо набраться опыта, поработав на посту, в перевязочной, в процедурном кабинете. И с этим багажом знаний прийти в операционную. Но и на этом учеба не заканчивается. Причем, такая, какую не почерпнешь ни в одной книжке. Только операционная сестра, выше тебя рангом и с большим опытом работы,  может дать знания, с которыми ты и пойдёшь дальше. И будешь развивать в себе эти способности.

Слушая свою собеседницу, не удержалась от вопроса: что держит ее в профессии, за которую государство, мягко говоря, не очень щедро платит?

— Хотела уйти в стоматологию, – признается Ирина. – Но не смогла. Наверное, это любовь к своему делу. Больше ничем не могу объяснить. А еще – хороший коллектив, в котором ощущаешь значимость своей профессии. Да, зарплата, конечно, невелика. Но надо делать, что должно. Ведь пациенты не виноваты. Просто я живу, как завещал Конфуций: «Чем бы вы ни занимались в жизни, делайте это всем своим сердцем».

Точно так же, всем своим сердцем, она любит свою семью – мужа и сына. И считает, если бы не поддержка семьи, не взаимопонимание, она бы не добилась того, что у нее есть.

 

Наталия Веркашанцева

Фото: Елены Соленцовой и из архива Ирины Тябут



Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о