28 минут после старта: взлёт и падение АН-148 Москва – Орск

 Оренбургский лётчик рассказал о разных причинах, которые могут или могли бы привести самолёт к катастрофе.

Полёт как кардиограмма

Николай Кузнецов, частный пилот, рассказал о возможных причинах крушения, которые могли бы произойти в то время, когда лайнер набирал высоту. На графической схеме, опубликованной на сайте Flightradar24.com, чётко видна чехарда со скоростью самолёта и набором высоты.

— Есть такое устройство в самолётах – транспондер. По-русски говоря, «ответчик». С радара в аэропорту автоматически направляется запрос о состоянии систем. А этот «отвечик» собирает показания с датчиков бортовых систем и также автоматически отправляет их обратно. То есть данные по скорости и высоте.

 На часах 10 часов 58 минут по Гринвичу. АН-148 готовится к взлёту. Через восемь минут, набирая скорость, лайнер начинает разбег. 11 часов 07 минут  – отрыв от земли, далее – взлёт.

— Взлёт у него довольно чистый был. Но потом произошло резкое падение скорости. Точно сказать не берусь, но упала она примерно на 25 узлов – 45-50 километров в час. Такая потеря скорости странновата. Скорость при взлёте и посадке должна быть ровной. Для начала расскажу, как происходит взлёт. Вот самолёт стоит на земле. Включается взлётный режим – то есть двигатель на максимальных оборотах. Самолёт разгоняется, и пилот потихонечку тянет штурвал на себя. Отрывается носовая стойка шасси, и самолёт какое-то время ещё катится на задних шасси. Это положение называется взлётным. И дальше самолёт набирает ещё скорость и отрывается от земли, продолжая набирать скорость. Чтобы набрать высоту с минимальными потерями горючего, нужно выдерживать эволютивную скорость. Это делается следующим образом: после отрыва от земли штурвал берётся на себя. При этом самолёт начинает набирать высоту, но немного снижается поступательная скорость. И вот тут всё регулируется штурвалом. Штурвал на себя – самолёт резче набирает высоту. Штурвал от себя – медленнее набирается высота, но увеличивается скорость.

 Примерно в 11 часов 22 минуты 24 секунды по Гринвичу – на графике резкое падение скорости АН-148, со 128 узлов до 101. Высота – примерно 800 метров

 — Во время взлёта, этот график должен быть более или менее ровным, – объясняет Николай. – Такого падения скорости, как на графике, в принципе, быть не должно. Это первый тревожный звонок. И, судя по графику, вероятно, пилот попытался эту ситуацию компенсировать. То есть пилот отдал штурвал от себя и компенсировал потерю скорости. Когда самолёт резко теряет скорость, нужно давать штурвал от себя, что, судя по всему, лётчики и сделали. Почему эти «качания» были, я не могу сказать. Это комиссия будет выяснять. Но смотрим дальше. Пошёл рост скорости. Самолёт продолжил набирать высоту. Может быть, приборы показывали, что все системы работают нормально, поэтому пилоты приняли решение продолжить. Тут сложно сказать.

На графике 11 часов 22 минуты 33 секунды полёта – борт 6W703 снова набирает высоту

— И дальше пошли серьёзные провалы – как кардиограмма. Небольшие колебания скорости допустимы. Но не такие. И здесь особенно явно видно, что что-то пошло не так, и что пилоты пытались справиться с ситуацией.

11 часов 23 минуты 21 секунда – второе резкое падение скорости, сильнее первого, с 209 до 128 узлов.
24 минуты 15 секунд – третий раз самолёт теряет скорость с 233 до 143 узлов, и снова резко начинает её набирать.
24 минуты 48 секунд – четвёртый критичный скачок скорости вниз – с 314 до 247 узлов.
25 минут 15 секунд скорость растёт до 375 узлов и 30 секунд воздушному судну удаётся её удерживать. Но далее опять теряет скорость. Уже навсегда.

11 часов 26 минут 42 секунды на высоте 6 200 футов и на скорости 303 узла – падение.

 — И тут тоже есть непонятный момент. При падении обычно резко начинает расти скорость. А здесь есть только небольшой скачок. Могу предположить, что здесь датчик скорости начал показывать недостоверную информацию. И такую резкую потерю высоты можно объяснить тем, что самолёт начал «сваливаться». Это может происходить, когда нос самолёта направлен вверх и падает он как бы хвостом вниз. Возможно, что самолёт ушёл в «штопор», это тоже один из вариантов «сваливания». Такое может произойти, если повреждено крыло, например, осколками двигателя при его разрушении. Тогда самолёт заваливается на бок и падает как кленовый лист – вращаясь вокруг своей оси носом вниз. Также могло случиться обледенение. Обледенение происходит по-разному. Лёд может нарастать медленно, а может за минуту нарасти на полтора сантиметра. Как в фильме «Послезавтра» – молниеносно. И здесь нас, прежде всего, интересует крыло. Во-первых, лёд – штука такая, что даёт ощутимый прирост массы самолёту. Во-вторых, он может сильно изменить профиль крыла, а при отрыве куска льда возможно повреждение двигателя.

Тонна-другая льда, которая вполне может нарасти на лайнере подобного типа, взлетающего при полной загрузке, по словам Николая, может внести вполне серьёзные «коррективы».

— Как может самолёт уйти в «штопор»? Если сильно разрушается двигатель и обломками повреждается крыло. Вот тут лайнер начнёт заваливаться на крыло и уходить в штопор. Каких-то внешних предпосылок к катастрофе, будь то погода или даже траектория маршрута, я не вижу. Траектория довольно мягкая, а погода была вполне лётная. Командир воздушного судна – бывший военный лётчик, с большим опытом. Он должен был знать всё. И если бы что-то было в его силах – он бы сделал всё от него зависящее. И, я уверен, сделал.

Что ещё? Отказ двигателя тоже не привёл бы к такому резкому падению. Даже если бы из строя вышли оба.

— Если отказали оба двигателя на большой высоте – пытаемся их запустить. Но здесь высота небольшая. Пытаться запустить двигатели можно не пытаться. Поэтому в такой ситуации – штурвал от себя, перекрываем поток топлива к двигателям и готовимся к аварийной посадке. То есть, если даже встали оба двигателя, то на графике мы бы увидели, что самолёт вышел на некоторую «площадку», а только потом начал снижение. Здесь этого нет. Любой самолёт можно посадить со всеми выключенными двигателями. Очень похоже, что была какая-то неисправность самолёта, из-за которой борт резко начал «сваливаться».

Самолёт был исправен?

 Елена Воронова, руководитель пресс-службы «Саратовских авиалиний», рассказала, что упавший АН-148 их компания приобрела у авиакомпании «Россия» в феврале 2017 года. В январе 2018 воздушное судно прошло полное и глубокое техническое обслуживание. Каких-либо неисправностей выявлено не было. По поводу отмены рейсов Елена коротко объяснила:

— В течение нескольких дней, по рекомендации МЧС, рейсы Домодедово-Орск-Домодедово будет выполнять авиакомпания «Ижавиа».

— Мы нашли график полёта этого борта. Там непонятная чехарда со скоростью, которая то падала, то росла.

— Сейчас создана комиссия. Идёт расследование Межгосударственного авиационного комитета по причинам крушения самолёта АН-148. И пока идёт расследование МАК, очень не хотелось бы, чтобы в СМИ муссировались слухи и версии. Со своей стороны «Саратовские авиалинии» будут предоставлять, и предоставляют по первому требованию, все необходимые документы в следственные органы, чтобы узнать истинные причины аварии.

 

Наталья Русинова

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 

 

Делитесь в социальных сетях:

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
  Subscribe  
Notify of