«Она реально – ангел…»

У Марины Туркиной, создателя и руководителя детского хора «Новые имена», много титулов: «Женщина года», «Учитель года», лауреат губернаторской премии «Оренбургская лира»… Список можно длить. Но не будем: об этом, как сказал поэт «много раз писали в прессе». Однако есть у Марины титул, о котором никто не знает.

«Она реально – ангел». Этот титул присвоил Марине её супруг и «соавтор», директор хора «Новые имена» Лев Назаров. Рассказывать о Марине и её детище в отрыве от него невозможно: если бы не их союз, не было бы и «Новых имён».

Богатая аптекарша или бедная музыкантша?

Марина: Для меня Лев — посланец божий. До встречи с ним я работала в музыкальной школе, и хор у меня уже был. Но школьный, не филармонический, как сейчас. Мы много выступали — в больницах, детских садах, школах. Я не сидела, сложа руки, всегда находила сцену. Это повышает исполнительский уровень. Любой конкурс для нас был просто очередным концертом. Но когда осуществилась сумасшедшая идея Льва – работать на одной сцене с профессионалами, всё изменилось. В первую очередь, мироощущение. В том числе у детей: работая в филармонии, они чувствуют себя маленькими профессионалами.

Лев: Нас познакомила моя крёстная. Предложила два варианта: богатую аптекаршу и бедную музыкантшу. Говорю, никого мне не надо. Но она сделала так, что мы познакомились. Возле музыкальной школы №6. И больше не расставались. Я увидел её профессионализм, её состояние влюблённости в работу и стал думать, как продвинуть хор. Пришёл к Донковцеву (тогдашний мэр Оренбурга – Н.В.). Беседовали буквально полчаса. На следующий день он подписал приказ о создании детского хора. Это было 8 июля — в день Петра и Февронии, который считается днём семьи. Хор и есть наша семья.

Марина: Год мы существовали на общественных началах. Лев находил спонсоров. Была перестройка, тяжёлое время. До сих пор не могу забыть, как мы — 25 человек — в жару ехали в ПАЗике в Самару. Вернулись с победой. Первое время я ныла: ничего не получится, кому мы нужны? Но огромная пробивная сила Льва сделала своё дело. Она и сегодня, спустя почти 20 лет, даёт уверенность и мне, и детям. Они его обожают. И я ему обязана всем.

Лев: Да, было непросто. Но для меня — чем хуже, тем лучше. Любой запрет как красная тряпка. Такая у меня натура. Помню, нас пригласили на юбилей газеты «Музыкальное обозрение» – заместитель редактора Пётр Васильевич Меркурьев – внук Мейерхольда, сын артиста Василия Меркурьева. Мы уважали эту газету и хотели поехать. Но нам сказали: не поедете. Я взял кредит и повёз детей. Раза три так ездили – на кредиты. С родителей собирать деньги было стыдно. Долго не было своей базы. Репетировали дома, в хрущёвке, куда набивалось по 25-30 человек. Я по обуви считал, сколько ребятишек пришло, чтобы знать, сколько пряников купить к чаю.

Когда поёт душа

— Как поют «Новые имена», знают не только в Оренбуржье, но в России, Европе и Америке. Юные артисты пели с народным артистом СССР Леонидом Сметанниковым, солистом Большого театра Владимиром Маториным, знаменитым Робертино Лоретти, выступали с концертами на Красной Площади в Москве, перед Белым Домом в Вашингтоне… Каким же надо быть талантливым педагогом, чтобы так увлечь детей, оторвав их от гаджетов и компьютеров!

Марина: Я детям говорю: вы должны петь так, чтобы у вас крылья за спиной вырастали. Вот когда я пою, ощущаю, будто душа в рай полетела. Но сначала надо научить их издавать звук, похожий на райское пение.

Лев: Знаете, почему наши дети так поют? Да потому, что Марина обладает патологической добротой и терпением. Не всем педагогам это дано. Не поверите, но в первом классе музыкальной школы сама Марина пропускала занятия, играла с кошками и собачками во дворе, забыв про уроки. Но когда во втором классе пришла другая учительница, она на крыльях летала в школу. Музыкальная школа из повинности превратилась в любовь. Дома рассаживала кукол, дирижировала и учила их петь. Она и сама прекрасно поёт. Не случайно её бенефис мы назвали «Аве, Марина!».

Марина: Когда я училась в консерватории, на всех конкурсах пела «Аве, Мария». На телевизионном конкурсе «Виктория» даже получила Гран-при. И в Оренбурге пела. Коллеги шутили: «Аве, Марина!».  Кстати, когда я поступала в музыкальное училище, меня звали на вокальное отделение. Но я не хотела: у меня нет большого голоса. Дыхание профессионально мне никто не ставил. И в училище, и в консерватории на хоровиков в этом плане не очень обращали внимание. Занятия по вокалу проводились нерегулярно. И то, что я преподаю детям, это больше мой опыт, моя интуиция. Просто чувствую, где зажато, где надо расслабить, даю кучу упражнений. И результат приходит. А то, что сама иногда пою – это душа поёт.

Лев: Марине помогают вечные сомнения и неуверенность в себе. Поэтому она не стесняется учиться, прислушиваться к кому-то, не давая воли амбициям. Хотя амбиций мы не лишены. Полтора года назад решили принять участие во Всемирной хоровой олимпиаде в Сочи. Там есть открытый конкурс, где может петь кто угодно. Но есть конкурс чемпионов. Мы сразу послали документы на конкурс чемпионов. Рисковали, но получили золотые медали. Сейчас на Всемирной хоровой олимпиаде в ЮАР хотим в двух номинациях поучаствовать – детский хор и духовная музыка. Уверен, мы станем абсолютными победителями.

Хип-хоп для дирижёра

Марина: Мне нравится учиться. Специально к бенефису научилась играть на гитаре и танцевать. Взяла семь гитарных уроков, а потом штудировала самоучители.

Лев: Год перед бенефисом я каждый день слушал гитару. И наблюдал, как она перед зеркалом осваивала танцевальные движения. И после бенефиса продолжаются занятия хореографией. Позавчера Марина, ожидая, пока я соберусь, в прихожей перед зеркалом одетая в пальто, повторяла движения.  Одно слово — трудоголик.

Марина: Идея станцевать на бенефисе принадлежит Льву. Как-то бродили мы по блошиному рынку в Майами. Увидели английские белые ботинки для степа. Лев купил: будешь, говорит, на бенефисе степ танцевать. Я стала ходить на занятия. Но степ не получился. А хип-хоп станцевала. Зал был шокирован, когда в конце первого отделения дети начинают танцевать хип-хоп и дирижёр вместе с ними. Да, я трудоголик. А только так можно чего-то достичь. Я даже фуги Баха учила так – едешь в автобусе, висишь на перекладине и пальцами перебираешь, как по клавишам. И детей так учу. Сидите в хоре, проигрывайте на воображаемом пианино то, что вы поёте. Научить ребёнка петь с голоса невозможно. Надо чтобы он хоть тремя пальцами умел перебирать по клавишам.

Лев: Поэтому у нас есть условие: приходит ребёнок в хор, он должен осваивать какой-нибудь инструмент. Очень хотим, чтобы у нас появилось своё пространство, где под нашим наблюдением преподавали бы теорию и фортепиано. Чтобы дети пели именно хоровое сольфеджио, а не то, что в музыкальных школах дают. Делом нужно заниматься серьёзно или вообще не заниматься. Была возможность создать свою школу. Но поставили условие – перейти из культуры в образование. Мы отказались, потому что пришлось бы заниматься не тем, чем надо.

Зажигающие звёзды

— «Новые имена» – какое точное название для детского коллектива, из которого выходят всё новые и новые звёздочки. Откуда оно появилось?

Лев: В год создания хора мы поехали в летнюю школу в Тольятти. И эта школа называлась  «Новые имена». Мы решили так же назвать и наш хор. И не ошиблись, потому что в нашем коллективе действительно рождаются новые имена, зажигаются новые звёздочки. И мы в ущерб себе отправляем их в другие города – учиться. Больше всего наших ребят учится в Санкт-Петербурге. Человек 25. Можно филиал «Новых имён» открывать.

Марина: Первым уехал сын Илья. Проторил дорожку. Окончил консерваторию как хоровой дирижёр, потом поступил туда же — на оперно-симфоническое дирижирование. Работает в Мариинском театре. Следом за Ильёй каждый год в Питер стали уезжать другие ребята – Толя Фурсенко, Вера Шишкина, Лиза Мазанова, Сабина Жалмухамедова, Артем Петайкин, Лиза Шувалова, Настя Ульянова, Вероника Перова.

Лев: Мы лоббируем в столичных городах интересы детей, в которых видим потенциал. И их там ждут. В этом году отправили двоих ведущих солистов. Им по 14 лет, они ещё могли бы года три петь в хоре. Но мы не имеем права лишать детей будущего. Поэтому везём их в Москву и Питер. Они там прослушиваются и поступают. Это наша основная задача. В «звезду» надо вкладывать душу, силы, время.

Марина: На бенефис приехали 12 наших выпускников из разных городов России. Давно не пели вместе. Я говорю: давайте вспомним молодость, споём «Седой Урал». Они как дали семиголосье. Как будто мы и не расставались. Красиво спели, мощно. Я горжусь ими.

Лев: Страницу бенефиса, посвящённого «золотому» юбилею Марины, мы перевернули. Впереди  новая дата – 20-летие хора. Готовим многочастную ораторию Гайдна «Семь слов Спасителя на кресте». Времени осталось немного. Работа идёт очень тяжело. Произведение звучит час с четвертью. Да ещё на немецком языке. Но дети начинают втягиваться. Пошли первые результаты. Почему взяли такое сложное произведение? Это наша давняя мечта. Мы довольно часто обращаемся к классике и в частности к произведениям крупных форм – «Всенощное бдение» Рахманинова, «Реквием» Моцарта, «Магнификат» Баха и другим. На таких произведениях ребята растут, глубже чувствуют музыку. Я ставлю цель – доказать, что мы сможем. А Марина занимается музыкой.

Три «тенора»

— Недавно в популярной телевизионной программе «Синяя птица» трое ваших воспитанников порвали аудиторию, представ в образах трёх знаменитых теноров – Паваротти, Каррераса и Доминго. Как ребята «поймали» «Синюю птицу»?

Лев: Когда мы увидели, какой это хороший проект, стали думать, как туда попасть. Хоровой номинации там нет. Только солисты, в крайнем случае – ансамбли. И мы решили выставить мальчишек. Это проходной вариант: поющих мальчишек немного. «Нас мало избранных – счастливцев праздных…». Марина научила их трёхголосью. Вряд ли сейчас в Москве найдёшь трио 10-летних мальчиков, которые свободно пели бы на три голоса. Терцию построят, и это уже великое счастье. В итоге, прослушав около 15 тысяч номеров со всей России, жюри выбрало 50. В том числе и наших ребят. Это уже успех.

Марина: Ребята спели очень достойно. После их выступления пришло приглашение от Натальи Солодилиной – дочери народного артиста России Анатолия Солодилина, нашей землячки, которая сейчас живёт в Италии. Она написала, что приглашает нас в Рим, чтобы мы спели на вручении премии Гоголя. Сейчас она ведёт переговоры с мэром Рима. Выступление  видела её сестра Елена и прислала ей ссылку.

Два Льва

— Трудно поверить, но, оказывается, вы, Марина, такая хрупкая, с хрустальным голосом, по гороскопу Лев. Но тогда это многое объясняет в победном шествии «Новых имён»…

Марина: Да, мы два Льва. А мой день рождения ещё и совпадает с днём ангела – 30 июля. Когда случается такое совпадение, то считается, что у человека четыре ангела-хранителя. Для меня это не пустые слова: я человек верующий. Когда едем куда-то с хором, обязательно читаем молитву.

Лев: С церковью нас многое связывает. По приглашению митрополита Ташкентского и Узбекистанского мы пели на Рождество в Ташкенте. По приглашению митрополита Астананского и Казахстанского пели в Казахстане на Пасху. И один из самых знаковых концертов был в главном соборе Новодевичьего монастыря. Тогда собор впервые стал концертным залом. Зрители сидели, а мы под иконами, на клиросе пели Рахманинова. Это было на Пасху. После концерта пошли на кладбище. Подошли к могиле Ростроповича и там пели. (А в Нью-Йорке ездили на могилу Рахманинова). В Покров день дети встали в шесть часов, к семи приехали в Покровский собор и от начала до конца пели всю службу. Потом подошли бабульки и попросили ещё попеть. И мы пели на «бис» ещё полчаса. Пели в Никольском кафедральном соборе в Оренбурге, в храме Христа Спасителя в Москве, в православном храме в Казани. Это стало традицией —  петь духовную музыку в церкви. Поэтому нас бог ведёт. Не случайно нас с Мариной именно крёстная познакомила. 11 января исполнилось 22 года, как мы с Мариной вместе. 365 дней в году, 24 часа в сутки. Но у меня ощущение, что мы вчера познакомились. Наверное, это называется любовью.

Справка «ОН»

«Новые имена» — самый популярный детский хор Оренбургской области. Хор выступал на XI фестивале «Русское наследие» (Нью-Йорк, США, 2013), стал участником культурной программы XII Зимней Паралимпиады в Сочи (2014), завоевал «золото» на Всемирных Хоровых играх (2015). В июне 2016 года в рамках II книжного фестиваля «Красная площадь» выступил в самом сердце России — у стен Кремля. Объездил с гастролями десятки стран мира. В репертуаре хора — произведения русских и зарубежных классиков, духовная музыка, джаз и популярные сочинения детской хоровой музыки.

Фото из архива семьи Туркиных

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

⚠ Сделайте «Оренбургскую неделю» основным источником в Яндекс.Новости ⚠

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о